Иркутск 350 Год учителя Электронные
ресурсы
 

  главная / о нас / наши библиотеки /
 библиотеки выписывают / коллегам /
иркутская история
/ иркутская книга /
конкурсы
/ форум / гостевая книга

 
 
   
 

Григорий Иванович Галазий

   
Вернуться на главную страницу  
   

ИРКУТСК В ЛИЦАХ

 

 
Имя в истории  

 
Белобородов А. П.  

 
Вагин В. И.  

 
Гаевская М. А.  

 
Гайдай Л. И.  

 
Гаккель Я. М.  

 
Галазий Г. И / 2008 г.

 
Корнилов А. А.  

 
Малых М. А  

 
Потанин Г. Н.  

 
Потанина А. В.  

 
Салацкий Н. Ф. / 2009 г.  

 
Федченко А.П.  

 
Франк-Каменецкий З. Г. (из материала "Улицы Иркутска) / 2008г.  

 
Ядринцев Н.М. / 2010 г.  

 
Якубовский В. В.  

 
Иркутск литературный  

 
Иркутское литературно-художественное объединение  

 
Балков К. Н.  

 
Бородин Л. И. / 2008 г.
 
 

 
Гайдай Л. И. / 2009 г.  

 
Гинкулов В. В. / 2009 г  

 
Жемчужников В. Б.  

 
Журавский А. / 2009 г.  

 
Зверев А. В.  

 
Змиевский А. / 2009 г.  

 
Калашников И. Т.  

 
Кобенков А.И. / 2008 г.  

 
Козлов В. В.  

 
Кунгуров Г. Ф.  

 
Лаптев А. К.  

 
Максимов В. П. / 2008 г.  

 
Михеев В. М. / 2009 г.  

 
Ольхон А. С.  

 
Перелешин В. Ф.  

 
Румянцев А. Г.  

 
Рыбаков Моисей / 2009 г.  

 
Седых К. Ф. / 2008 г  

 
Стародумов В. П. / 2008 г.  

 
Устинов С. К. / 2008 г.  

 
Другое  

 
Элоян С. Н - художник / 2009 г.  

 
Геласимов А. - писатель / 2009 г.  

 

 


Григорий Иванович Галазий. Его судьба неразрывно связана с Байкалом. Слова  Григория Ивановича:  «Для меня Байкал – это моя жизнь, мой дом, моя судьба» характеризуют его как преданного и вдохновенного исследователя.

Фамилия Галазий – от греческого глагола «геласко», что означает «смеяться, веселиться». Открытая доброжелательная улыбка всегда была готова появиться на его лице, жизнерадостность никогда не оставляла его.

Григорий Иванович родился в большой рабочей семье, где кроме него было еще 9 детей. Отец семейства, шахтер, пережил страшную аварию в шахте, в результате чего ослеп. Поэтому мать оставалась главным стержнем семьи, ее неутомимой работницей и хранительницей. И, как все матери,  стирала, шила, готовила еду, как тысячи российских женщин, воспитывала детей.

Биологией Григорий Иванович заинтересовался еще в школьные годы. Он по заданию старшего брата, студента-биолога, собрал и оформил гербарий, который был признан лучшим на факультете. Увлекшись ботаникой, Г. И. Галазий сразу же после окончания школы поступил учиться на биологический факультет Днепропетровского государственного университета. В 1941 году после окончания 3 курса, в связи с военными действиями вблизи г. Днепропетровска, Григорий Иванович был эвакуирован к месту жительства родителей и направлен техником-химиком на ТЭЦ Новокраматорского завода.

В октябре 1941 года с группой специалистов ТЭЦ по специальному решению Государственного комитета обороны он был эвакуирован в г. Иркутск. Работая на заводе, продолжал учебу в Иркутском университете, окончив его в 1942 году и получив специальность «ботаник».

В 1949 году Галазий поступил в аспирантуру Восточно-Сибирского филиала АН СССР и проходил аспирантскую подготовку при Ботаническом институте АН СССР им. В. Л. Комарова в г. Ленинграде, после чего провел самостоятельные экспедиции на Кольском полуострове в Хибинах, на Хамар-Дабане и в Восточном Саяне. 

Доктор биологических наук, главный научный сотрудник Центрального сибирского ботанического сада СО РАН Малышев Л. И. вспоминал о раннем периоде становления Григория Ивановича:

Вначале Григорий Иванович Галазий  был сотрудником отдела биологии Восточно-Сибирского филиала АН СССР в Иркутске. Как аспирант Восточно-Сибирского филиала АН СССР Галазий был прикомандирован к отделу геоботаники Ботанического института в Ленинграде (Санкт-Петербурге). Его научным руководителем был Борис Анатольевич Тихомиров – известный исследователь растительности Крайнего Севера. Тогда Григорий Иванович изучал динамику верхнего предела древесной растительности в Хибинских горах, на хребте Хамар-Дабан южного побережья Байкала и в горах Восточного Саяна.

С 1952 по 1954 гг. Григорий Иванович работал младшим научным сотрудником в отделе биологии Восточно-Сибирского филиала АН СССР, защитил диссертацию и получил ученую степень кандидата биологических наук. В этот период им была начата разработка теоретических основ и практического применения ботанического метода для решения вопросов гидрологии и инженерной геологии. В настоящее время ботанический метод используется для изучения динамики склоновых процессов, переформирования берегов и озер, селевых паводков, каменных обвалов и др.».

Президент Центра экологической политики России, член-корреспондент РАН, главный научный сотрудник. А. В. Яблоков написал следующее:

«Дендрологическими исследованиями (до него такие исследования не проводили) Галазий оценил цикличный ход колебаний уровня Байкала в более ранний период, чем современные стационарные наблюдения, начатые еще Дыбовским и Годлевским в 1869 году. Эти исследования внесли много нового в изучение формирования берегов Байкала. Он был первым исследователем в мире, кто возвел область дендрохронологии до вершин современной науки.

Результаты ранних исследований опубликованы в статье «Вертикальный предел древесной растительности в горах Восточной Сибири и его динамика» в 1954 году. Григорий Иванович успешно применял ботанический метод для определения дат высоких исторических горизонтов воды на Байкале. Интересны также данные о длительности жизни многолетних горно-степных травянистых растений в районе Забайкалья. Все это высвечивало талант Галазия, и в 1954 году ему была присуждена премия Президиума Академии наук СССР.

За деловые качества и организаторские способности Г. И. Галазий в декабре 1954 года назначен начальником Байкальской лимнологической станции Восточно-Сибирского филиала АН СССР».

Воспоминания Логачева Н. А., академика РАН, советника РАН, Института земной коры:

«В 1954 году Президиум АН СССР решил передать Байкальскую лимнологическую станцию — старейшее академическое учреждение в регионе, основанное в 1916 году, из Института озероведения (Ленинград) в состав Восточно-Сибирского филиала. Была назначена приемная комиссия во главе с главным бухгалтером филиала Ниной Иосифовной Пауллер. Я был членом этой комиссии. Примерно три часа мы добирались от Иркутска до Листвянки по тряской грунтовой дороге, существовавшей еще до затопления Иркутского водохранилища. Часа за четыре комиссия выполнила передаточные формальности и к ночи возвратилась в город. Так состоялось мое знакомство с Байкальской лимнологической станцией. Тогда еще никто не знал, что на основе  этой станции будет создан Лимнологический институт — один из мировых центров лимнологии.

Без особых колебаний начальником станции был назначен молодой и явно перспективный ученый Галазий. Для Григория Ивановича это назначение оказалось судьбоносным. Хотя он и не был специалистом в лимнологии, а занимался лесоведением и дендрохронологией Прибайкалья, выбор его кандидатуры на руководство станцией оказался исключительно удачным, так как вся последующая история с Байкалом требовала научного лидера высокой человеческой прочности и большого мужества. Носителем этих качеств Галазий был в полной мере. Несмотря на свою «наземную» специализацию, он обладал широким кругозором в гидробиологии и гидрологи. Этого было достаточно для грамотного руководства исследованиями и развитием лимнологического подразделения, быстро обретшего статус лидера научного байкаловедения и озероведения.

В 1961 году по инициативе и при непосредственном участии Галазия Байкальская лимнологическая станция была реорганизована в Лимнологический институт Сибирского отделения АН СССР. Общим собранием АН СССР Г. И. Галазий был избран его первым директором. На этой должности он работал до 1987 года.

Григорий Иванович умело сочетал организаторскую и научную работу. Под его руководством Лимнологический институт проводил разностороннюю работу по исследованию озер и водохранилищ Сибири и Дальнего Востока.  Впервые в лимнологии на Байкале была поставлена и успешно решена проблема круговорота веществ и энергии в озерных водоемах, благодаря чему разрабатываются методы рационального использования ресурсов водоемов. Кроме того, она явилась теоретической базой разработки принципиальных основ Международной биологической программы по изучению продуктивности внутренних водоемов. Итоги работ по этой проблеме обсуждались на шести всесоюзных совещаниях, созванных Лимнологическим институтом.

В 1960 1965 году Лимнологический институт  и лично Г. И. Галазий принимали активное участие в выполнении задания правительства СССР по разработке основных положений Генеральной схемы комплексного использования природных ресурсов оз. Байкал и его бассейна. Схема была одобрена Президиумом АН СССР.

Г. И. Галазием написано более 400 научных работ. Монография «Вертикальный предел древесной растительности в горах Восточной Сибири и его динамика» в 1954 году удостоена премии Президиума Академии наук СССР. Под редакцией Григория Ивановича вышли в свет 25 томов трудов Байкальской лимнологической станции и Лимнологического института.

В связи с проектированием и строительством Иркутской ГЭС – головной электростанции Ангарского каскада – и предполагавшимся подъемом уровня воды в Байкале возникла потребность прогнозирования переформирования его берегов при изменении уровня воды в озере. Участвуя в комплексной экспедиции Восточно-Сибирского филиала АН СССР, Г. И. Галазий завершил разработку ботанического метода определения дат наиболее высоких в прошлом уровней воды в Байкале. С помощью этого метода выяснены закономерности изменения уровня озера и переформирования его берегов, которые позволили сделать соответствующие инженерные расчеты и необходимые прогнозы. Большой материал, собранный в результате этих исследований, ученый обобщил в монографии «Динамика роста древесных растений на Байкале и в горах Восточной Сибири как основа для реконструкции климата, уровня воды и рельефа берегов озера в послеледниковое время». Это исследование защищено им в качестве докторской диссертации в 1968 году.

Г. И. Галазий принимал непосредственное участие в постановке и разработке проблемы чистой воды в Сибири. В связи со строительством Байкальского целлюлозно-бумажного комбината и Селенгинского целлюлозно-картонного комбината Григорий Иванович участвовал в работе ряда экспертных комиссий и научных советов, научно обосновал необходимость защиты Байкала от загрязнения промышленными стоками, отходами древесины при молевом сплаве по рекам и плотам по озеру, а также при вырубке леса в его водосборном бассейне.

В результате работ этих комиссий для сохранения природных комплексов в бассейне Байкала, его воды и увеличения популяции омуля приняты специальные решения правительства СССР. По инициативе Г. И. Галазия Лимнологическим институтом в 1967 году внесены в Госплан СССР и Комиссию по перспективному использованию водных ресурсов в стране предложения по охране и рациональному использованию водных ресурсов Сибири.

Григорий Иванович был истинным популяризатором знаний о Байкале и науки в целом. Еще на Байкальской лимнологической станции был создан музей байкаловедения. В новом лабораторном корпусе Лимнологического института специально выделили место для музейной экспозиции. Уже будучи директором Байкальского экологического музея ИрНЦ СО РАН, в изменившихся рыночных условиях Григорий Иванович настаивал на том, чтобы экспозиция была доступна для всех бесплатно, так как Академия наук должна пропагандировать и освещать свои достижения. Это было записано еще при ее создании».

Из воспоминаний Логачева Н. А.

«Большой вклад в науку, четкая гражданская позиция вопреки личному благополучию – наиболее характерные черты Григория Ивановича как лучшего представителя своего поколения. Работать за идею, бороться за идею, которую они считали главным смыслом своей жизни, их кредо. Для многих представителей молодого поколения сегодня сказанное выше кажется абсурдом, и им очень трудно объяснить, что были такие люди, и, что самое парадоксальное, они были счастливы, их жизнь была насыщена эмоциями и страстями, победами и поражениями, взлетами и падениями и только на последнем плане личным благополучием.

В отношении к научной и общественной работе Григорий Иванович является примером для всех его учеников и соратников. Ему было присуще чувство долга, доброжелательность, чуткость и отзывчивость. Он всегда был готов дать добрые и полезные советы, прийти на помощь» 

Валентин Григорьевич Распутин о Григории Ивановиче  Галазии написал следующее:

Не так уж и намного Григорий Иванович был старше меня, но мне показалось, что я слышал о нем всегда, с самых младых ногтей. И всегда же слово «Галазий» и по звучанию, и по смыслу ассоциировалось у меня с такими твердыми природными минералами, как кремний или ванадий, устойчивыми к коррозии и всяким химическим воздействиям.  Уж чего-чего, а твердости и прочности у Григория Ивановича хватало, в этом он был «элементом» редким, не имущим в людях широкого распространения. Но Байкалу в самый тяжелый период его существования во второй половине ХХ века потребовался такой человек, и он из недр народа явился».

Малышев Л. И., доктор биологических наук, главный научный сотрудник Центрального сибирского ботанического сада СО РАН:

«Круг научных интересов Григория Ивановича Галазия был разнообразным. Если представить его кругозор в виде спектра, то он засиял бы цветами радуги. Главным жизненным устремлением Григория Ивановича была экология как комплексная наука, основанная на системном анализе многообразных исходных данных. Приоритетным смыслом жизни Галазия было исследование экосистемы озера Байкал. В этом отношении он проявил себя организатор науки в Лимнологическом институте СО РАН, который возглавлял многие годы, а также как страстный борец за охрану природы, противник загрязнения окружающей среды Байкальским целлюлозным комбинатом и другими вредными предприятиями».

А. В. Яблоков, президент Центра экологической политики России, член-корреспондент РАН, главный научный сотрудник:

«Григорий Иванович Галазий был гражданином и Ученым в равной степени. Спокойный и степенный, внешне медлительный, он был бескомпромиссен в отстаивании общественных интересов. Насколько мягким и нерешительным он был в быту, настолько яростно самозабвенным был в общих делах, и прежде всего – в байкальских».

А. Н.  Касьянова, доктор биологических наук, Сибирский институт физиологии и биохимии растений СО РАН:

«В Лимнологическом институте всегда было много аспирантов. Он интересовался их учебной и научной работой, бытовым устройством. Если по каким-то причинам у аспиранта не ладились дела в подразделении, то он часто брал этого аспиранта под свою защиту. Всячески поощрял участие молодых сотрудников в различных конференциях, для чего всегда находил средства на командировки. Аспиранты имели возможность лично обращаться к директору с любой просьбой. Для этого не нужно было записываться на прием. Если не удавалось с ним встретиться в рабочее время, то можно было сделать это вечером, заглянув  к нему в кабинет «на огонек». Окна его кабинета в Листвянке были обращены к Байкалу, и они часто светились до позднего часа. Двери же его кабинета были открыты для всех. Обращаться за помощью к нему было легко, он не поучал, а просто обсуждал с тобой проблему, создавая обстановку равенства собеседников. Ему не нужно было долго объяснять чего-либо, он все схватывал на лету. Вместе с тем он был нетерпим к делам нечистоплотных людей».

Галкина В. И., заведующая отделом экспозиции, Байкальский музей ИНЦ СО РАН, заслуженный работник культуры России:

«Григорий Иванович активно входил в жизнь Станции. Рано утром обязательно заходил в мастерские, где трудились наши сельские умельцы. Все приборы делали сами, и это было предметом особой гордости. Точили и делали детали к двигателям, лодочным моторам. Галазий был всегда в курсе этих «околонаучных» дел, он был прекрасным токарем и порой сам вставал у станка. Зимой Григорий Иванович был частым гостем местной школы.

Галазий по природе своей был строгим и очень сдержанным человеком. Он не любил любезничества, краснобайства, пустословия. Всегда четко и конкретно выражал свои мысли, как и свое отношение к людям. У него не было любимчиков, а свое отношение к сотрудникам (по его выражению) соизмерял с «их отношением к работе». Но он никогда не кричал на сотрудников, не раздражался, даже когда был очень сердит, старался выслушать их аргументы, далеко не всегда соглашался, еще реже откровенничал словом, как мы говорили, «был застегнут на все пуговицы» 

Скончался Григорий Иванович в 2000 году. Похоронен на Лиственничном кладбище, на берегу озера Байкал

Составитель:
Вера Кузнецова

 

НАЗАД

 

     
     
 

Разработка и дизайн - Оксана Цепилова