Иркутск 350 Год учителя Электронные
ресурсы
 

  главная / о нас / наши библиотеки /
 библиотеки выписывают / коллегам /
иркутская история
/ иркутская книга /
конкурсы
/ форум / гостевая книга

 
 
   

 Скрипт поиска по сайту:

«Иркутская слобода»
130-й квартал –
островок архитектурной истории города

   
Вернуться на главную страницу  
   

ИРКУТСКАЯ ИСТОРИЯ

 

 
Улицы Иркутска  

 
Байкальская

 


 
Гоголя  

 
Трилиссера  

 
поселок Кирова  

 
Ленинский округ  

 
Рабочее предместье  

 
Сибирских партизан  

 
Синюшина гора  

 
Франк-Каменецкого  

 
Советская  

 
Ядринцева  

 
Иркутская слобода - 130 квартал

 
Улицы, названные в честь героев Великой Отечественной войны  
   
   
   
   
   
   

 

 

 

«На Дьячем острове боярский сын Похабов
Построил хижину, чтоб добывать ясак…
Прошли года в глухой тоске ухабов,
Века легли, как гири на весах….

 …И город встал в пролёте узком,
Суму снегов надевши набекрень,
И наречён он был в веках Иркутском,
Окуренный пожарами курень…

 …Он грузен стал, он стал богат, а впрочем,
Судеб возможно ль было ждать иных
От золотых и соболиных вотчин,
От ярмарок и паузков речных. 

Он, словно струг, в века врезался, древний.
Рубили дом, стучали топоры.
Бродяги шли из Жилкинской деревни,
С Ерусалимской проклятой горы….»

            В. Саянов  «Старый Иркутск»

В поэтических строках сибиряка Виссариона Саянова перед нами предстаёт старинный, «рубленый» город Иркутск, жилая застройка которого на протяжение  длительного времени оставалась деревянной.

В сохранившихся ныне самобытных деревянных образцах построек просматривается мастерство народных умельцев – плотников, зодчих. До нас дошли целые кварталы сохранившихся деревянных построек прошлых веков. Они выделяются резными наличниками домов, ажурным орнаментом украшенных крыш, оконных и дверных косяков. Конечно, для того, чтобы сохранить эту красоту для потомков, сделать самобытные деревянные застройки привлекательными для туристов, необходимо вложить много труда и средств. В городе сделано уже немало по сохранению и реставрации памятников деревянного зодчества: это и усадьба Сукачёва, и комплекс домов по ул. Ф. Энгельса - «Дом Европы» или «Кружевной дом» и другие.

Накануне  350-летнего юбилея г. Иркутска на страницах городской и областной печати идёт живое обсуждение проектов, посвящённых предстоящему празднеству, в том числе проекты по сохранению деревянного зодчества. Например, СМИ предоставляют нам самую различную информацию по предполагаемой реконструкции исторического 130-го квартала, или «Иркутской слободы», как окрестили квартал. И совсем скудные сведения даются  по истории возникновения самого квартала, его улиц, построек, о людях, чьи имена носят улицы квартала.

Отдел краеведческой литературы и библиографии ЦБС г. Иркутска по крупицам собирает и обрабатывает информацию о г. Иркутске на различных носителях (печатных, электронных и т. д.).  На страницах книг, периодики оживают страницы истории нашего города.

Мы хотели бы привлечь внимание горожан и гостей Иркутска к информационным источникам, имеющимся в фонде отдела, в которых рассказывается об истории, достопримечательностях одного из островков деревянного зодчества города – 130-м квартале Иркутска.

Если посмотреть на карту Иркутска, можно разглядеть треугольник квартала, обрамлённый улицами Седова, Кожова, 3-го Июля.

Сюда же прилегает и площадь перед Иркутским музыкальным театром им. Загурского (ул. Седова, д. 29).  В фонде краеведческого отдела есть замечательная книга бывшего директора театра музыкальной комедии Д.В. Скоробегова «Иркутский музыкальный театр: Очерки по истории театра, 1940-2000» (Иркутск, 2000).

Рядом  с театром располагается одно из величавых культовых сооружений города  Крестовоздвиженская церковь - Церковь Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня (ул. Седова, 1), строительство которой в 1717-1719 гг. положило начало застройке территории квартала. «…Этот архитектурный шедевр, описания и фотографии которого помещены не только в учебниках архитектуры и истории русского искусства, но даже, говорят, в Британской энциклопедии, является непревзойдённым образцом  стиля «сибирское барокко» (Павлюченкова Э. Сибирское барокко // Иркутск: из прошлого в будущее. 1990. С. 84).

Вначале церковь имела деревянное двухэтажное здание, построенное у подножия Крестовой (Иерусалимской) горы на том месте, где был установлен крест, отмечавший отведённую землю под женский монастырь, который так и не был построен.

В 1747-1760 гг.  вместо деревянной церквушки был возведён каменный храм, получивший со временем название - Крестовоздвиженская церковь. В первые  годы советской власти Крестовоздвиженская церковь признаётся уникальной и ставится Постановлением Иркутского губисполкома (1925 г.) на учёт как памятник архитектуры высшей категории.      В 1933 г. постановлением Восточно-Сибирского крайисполкома от 26 февраля решено закрыть церковь и устроить в её здании антирелигиозный музей. В военном 1943 году здание возвращено прихожанам, а с 1948 г. постановлением Совмина РСФСР  она находится под охраной государства. В 1960 г. Крестовоздвиженская церковь объявлена памятником федерального значения. Сегодня церковь является одним из красивейших зданий города культового значения, в облике которого органично сочетаются черты культуры Востока и формы русского народного зодчества. Об архитектурных особенностях Крестовоздвиженской церкви можно найти материал в книгах: Ладик Л. А. Свидание с Иркутском (Иркутск, 1991); Колодий Г. Н. Изображение архитектурного декора культового зодчества Иркутска (Иркутск, 2008). По истории церкви есть сведения в замечательной книге Калининой И. В. Православные храмы Иркутской епархии, XVII – начало XX  века (М., 2000).

К 80-м годам XVIII в. рядом с церковью на Крестовой горе было образовано первое городское кладбище. После возведения  на кладбище церкви  Входа Господня  в Иерусалим (1795) гору стали называть Иерусалимской. Расположенному ныне на месте Иерусалимского кладбища парку  ЦПКиО (Центральный парк культуры и отдыха) предстоит реконструкция. Предполагается здесь создать «Иерусалимский парк».

В XVIII в. город Иркутск растёт, развивается, превращается в торговый и административный центр Восточной Сибири. К 1726 году его постройки распространились до современной улицы Карла Маркса (Першпективной, Большой).

О планировке Иркутска первой четверти XVIII в. даёт представление план, составленный в 1729 г. геодезистом Михайло Зинаевым, находившимся в Иркутске при посольстве Рагузинского (Рагузинский-Владиславич С. Л., рус. гос. деятель, дипломат XVIII в). Он направлялся в Китай для установления регулярных  торговых отношений России с Китаем. По его плану Иркутск представляет собой хорошо укреплённый город, с двух сторон омываемый Ангарой и с третьей стороны защищённый палисадом, который соединял противоположные стороны излучины Ангары. Палисад был построен в связи с существовавшей ещё угрозой нападения на Восточную Сибирь отрядов татаро-монгольских ханов  в 1726 г. (Монголия тогда входила в Китай, а отношения России с Китаем не были урегулированы).  Он был построен по Першпективной улице (К. Маркса) и представлял собой крепостную стену. На карте Зинаева в палисаде обозначены 14 редутов и трое проезжих ворот к основным торговым путям – Монастырские, Мельничные и Заморские (см. план в кн.: Живописные путешествия по Иркутской губернии XIII - XIX веков. Графика: Опыт историко-искусствовед. исслед. Иркутск, 2007. С. 11; планы  Иркутска С. Ремизова и М. Зиновьева см. также в кн.: Воробьёва Г. Реконструкции природных и культурных событий на территории Иркутска. / Воробьёва Г., Бердникова Н. Иркутск, 2003. С. 28).       

В первой половине XVIII века планировка города складывается бессистемно и представляет хаотичное сочетание кривых и узких улиц, кварталов, площадей произвольной конфигурации. Исключение составляет район острога, прямоугольный план которого определяет чёткую планировку прилегающей территории с рыночной и соборной площадью.

Во второй половине XVIII в. Иркутск переходит границы палисада, оказавшегося в центре застройки города.

Крестовоздвиженская церквь была построена  за крепостной стеной палисада по дороге к Байкалу.        С середины XVIII в. на землях  вокруг храма и прилегающих к Крестовой горе   появляются обывательские постройки.

Квартал у подножия Крестовой горы застраивался неравномерно. Жилые дома вначале находились за границей города, и квартал развивался по сельскому типу. Со временем происходит разделение усадеб, и  постепенно они присоединяется к городу. В связи с ростом кустарной и другой промышленности здесь появляются различные казённые и жилые дома, кустарные производства. Возникают  гарнизонные и навигационные постройки, казармы, кирпичные сараи, склады, стекольный завод. Возводятся  в основном деревянные дома, так как ещё не наработан опыт строительства зданий из кирпича.      Формируются основные улицы, обрамляющие квартал.

На месте, где  расположен квартал, сходились летний и зимний Заморские тракты – торговые и транспортные пути «за море» (Байкал), на Восток – Заморская застава, чей шлагбаум  располагался на пересечение нынешних улиц Ленина и Тимирязева.  Рядом, на стыке квартала и центра города, где находилось ранее лютеранское кладбище, покоится прах первого иркутского губернатора Карла фон-Фрауендорфа.  С этим местом связано важное историческое событие международного значения – заключение в мае 1858 г. генерал-губернатором Восточной Сибири Н. Н. Муравьёвым  Айгунского договора с Китаем, по которому левый берег Амура был присоединён к России.   Для торгового города Иркутска выход на страны Азии имел огромное значение. Теперь через Заморский тракт можно было попасть не только на Байкал, но и на Амур, по которому в результате Айгунского договора разрешалось плавание лишь русским и китайским судам.  «…Умелая и решительная политика Н. Н. Муравьёва … привела к тому, что присоединение Приамурья совершилось без всякого  кровопролития, можно сказать, без выстрела. Дело ограничилось военной демонстрацией в форме вооружённых экспедиций («сплава») по Амуру, колонизацией Приамурья и дипломатическими переговорами с Китаем….

Построенную иркутянами в честь встречи губернатора Муравьёва-Амурского, а Александр I наградил дипломата почётной приставкой к фамилии, Триумфальные ворота  (арку)  назвали « Айгунскими», а затем – «Амурским воротами». Улицу Заморскую (ранее – Морская)  переименовали в ул. Амурскую (ныне Ленина). Амурские ворота были построены, как гласят летописи города,   при спуске с Крестовой горы «в начале Заморской улицы у городского шлагбаума» (Чернигов А. К. Иркутские повествования. Т. 1. Иркутск, 2003.С.326). В настоящее время триумфальная арка утрачена.

Амурские дела способствовали оживлению иркутской жизни. В Иркутске составлялись проекты, издавались распоряжения, связанные с присоединением и освоением Приамурья, снаряжались экспедиции, комплектовались воинские части и партии переселенцев, заготовлялись продовольствие и товары для сплавов по Амуру. Амурский вопрос оживлённо обсуждался в печати и обществе….» (Кудрявцев Ф., Вендрих Г. Иркутск. 1958, С. 151).       

Историк, профессор А. В. Дулов пишет в своей работе по исследованию истории иркутских улиц, что из «Амурского тракта» (Байкальский, Заморский), как называли дорогу на Байкал, выходят три улицы: «Первая из них … называлась Зимнее-Байкальской улицей, очевидно потому, что, по ней ездили на Байкал зимой. Затем она получила название «Нижнеамурская». Ныне – это улица 3-го Июля, названная «в память … расстрела Временным правительством демонстрации рабочих и солдат 3 июля 1917 года в Петрограде…». Автор считает, что необходимо вернуть улице её историческое название.

«Верхнеамурская» (Летнее-Байкальская) улица (ныне ул. 25-го Октября) переходит в ул. Средне-Амурскую  (ул. 1-я Ленинская, затем – ул. Седова).

В «Иркутской летописи, 1661-1940 гг.» Ю. П. Колмакова (Иркутск, 2003)  указано, что 4 февраля  1940 г. «Городской Совет депутатов трудящихся своим решением № 69, протоколом 4, переименовал ряд улиц и переулков города», в том числе улица 1-я Ленинская была переименована в ул. Седова. И это название улица носит вот уже 70 лет!

Предполагается (мы не располагаем печатными источниками), что улица Седова названа в честь полярного исследователя  Седова Георгия Яковлевича, организовавшего в начале 20 века экспедицию к северному полюсу и погибшего в северных льдах. В 1939 году в издательстве «Молодая гвардия» в серии «ЖЗЛ» вышла книга С. Нагорного «Седов», ставшая в настоящее время редким изданием (мы нашли текст в сети Интернет //lib.rus.ec/b/126911/read#t1). Оказывается, что в самом начале своей экспедиции, Г. Я. Седов побывал в нашем городе:  «В марте 1909 года Главное гидрографическое управление морского министерства [Российской империи] командировало штабс-капитана по адмиралтейству Георгия Яковлевича Седова в экспедицию. Дорога из Петербурга в устье Колымы, на берег Ледовитого океана, сперва была только скучна. После восьми дней вагонного ничегонеделания Седов прибыл в Иркутск. Он застал здесь раннюю весну. Дороги почернели, таяло... Нужно было перегнать распутицу, поспеть на север, к заветному берегу Ледовитого океана, впереди весны, по снегу, по ледяным рекам» (С. Нагорный).

В честь знаменитого полярного исследователя был назван ледокол «Георгий Седов», который в конце 30-х годов 20 века дрейфовал во льдах Ледовитого океана. Полярники героически вели борьбу со стихией, морозами, сковывающими корабль льдами. После вызволения из ледового плена основной части команды, на ледоколе «Геогрий Седов» осталось 15 человек. Они продолжили работу на корабле, как на дрейфующей полярной станции.   В декабре 1939 г. на помощь им вышел ледокол «Иосиф Сталин», который смог добраться до экипажа лишь в январе 1940 г.: «13 января в полдень флагман арктического флота "Иосиф Сталин" подошел к борту ледокольного парохода "Георгий Седов".  Героический дрейф седовцев был закончен» (С. Нагорный).

Вероятно, патриотически настроенные иркутяне, как и все россияне, переживающие за полярников, не оставили без внимания это знаменательное событие. В феврале 1940 года Горсовет принял решение о присвоении одной из улиц Иркутска имени Г. Я. Седова, чьё имя носил спасённый ледокол и на котором плавали его последователи. В эпопее полярных исследований  есть ещё один штрих, когда иркутянин Иван Доронин (совершал рейсы Иркутск – Якутск – Бодайбо, первым проложил воздушную трассу из Иркутска в Усть-Среднекан на Колыме) в 1934 г. участвовал в спасении челюскинцев – продолжателей дела Г. Седова. Лётчик был удостоен звания Героя Советского Союза и в его честь была названа ул. в Иркутске (ныне ул. Российская).

От улицы Верхнеамурской к расположенным на берегу Ангары полковым мастерским, кузницам и другим кустарным производствам (шорная, красильная, слесарная) вела улица Мастерская, получившая своё название по роду деятельности проживающих и работающих  на улице мастеровых людей. Рядом с мастерскими находились магазины  провиантские и соляные.  В публикациях упоминается улица «Провиантская» по местонахождению на ней торговли продуктами – провизией. Видимо, улица не сохранилась. Впоследствие, улице Мастерской было присвоено имя известного иркутского биолога Михаила Михайловича Кожова (1890-1968). Доктор биологических наук, профессор ИГУ, исследователь флоры и фауны Байкала, создатель первой в Восточной Сибири школы гидробиологов и ихтиологов, М. М. Кожов был удостоен правительственных наград и получил общественное признание. Его имя, кроме иркутской улицы, носит научно-исследовательское судно Иркутского государственного университета «Профессор М. М. Кожов».  Застраивалась улица в основном жилыми зданиями.  «Наиболее типичные постройки…№ 13 а – бывший дом Семёнова, 1890-е, дерево… № 17 – постройки бывшей усадьбы Демидова (деревянный дом с лавками и каменный флигель)… № 33 и 33б – деревянные особняк и доходный дом в усадьбе А. А. Шмотиной…» (Иркутск: энцикл. слов. Иркутск, 2006).

Мастерство строителей деревянных домов – плотников и столяров – было очень высоко. Сохранившиеся деревянные постройки представляют собой памятники зодчества старого  Иркутска. Дома строились не только с учётом творчества местных мастеров, но и с привлечением проектов петербургских архитекторов и проектировщиков. Об архитектуре зданий квартала можно найти сведения в книгах: Павлюченкова Э. Иркутск уходящий. Иркутск, 2008;

Оглы Б. И. Иркутск: О планировке и архитектуре города. Иркутск, 1982; Ашихмин А. В. Деревянное зодчество Иркутска. Иркутск, 2007.

Типичные жилые постройки квартала имели фасады в три окна, реже – в пять окон. К ним пристраивались сени. Одноэтажные дома строились на подклети  – полуподвальном этаже. Во 2-й половине XIX в. стали строить двухэтажные дома. Часто к дому пристраивались мансарды или балконы. Иногда в задней части особняка строили антресольный этаж. Фасады домов, а также ворота и калитки, украшались отделкой и резьбой.

Иркутск, преимущественно деревянный, беспорядочно застроенный, с множеством постоялых дворов, загруженных запасами фуража (сена, овса), в пожарном отношении был совершенно беззащитен. Особенно беспощадным оказался пожар летом 1879 года, когда была уничтожена центральная часть города, лучшие постройки, гостиные дворы, казённые учреждения. На Иерусалимской горе нашли пристанище многие погорельцы. «От пожара сохранилась лишь часть города на восток от Главно-Арсенальской улицы (Дзержинского) – большая, но беднейшая часть, населённая мещанами, цеховыми, мастеровыми и подёнщиками» (Щербакова В. По улицам родного города. Иркутск, 1961. С. 55).

Иркутск постепенно поднимался из пепла, отстраивался заново, расширяясь и обустраиваясь.  «В 1899 году городской плановой комиссией был составлен проектный план Иркутска, которым было предусмотрено строительство новых улиц, расширение и благоустройство старых, упразднение некоторых переулков, образование площадей и скверов на месте снесённых построек. По этому плану предполагалось … сквером заменить косой квартал между улицами Мастерской, Средней и Верхней Амурскими…» (Щербакова В. С. 56). Впоследствие, было немало проектов по перепланировке и реконструкции города. Например, в проекте создания историко-мемориального комплекса «Декабристы в Иркутске» предусматривался перенос некоторых домов с ул. 30-го Июля на территорию комплекса (см. список домов в кн.: Ашихмин А. Деревянное зодчество Иркутска. Иркутск, 2007. С. 61). В настоящее время речь идёт о треугольнике более расширенном - между Мастерской (Кожова), Верхней Амурской (25 октября), переходящей в Средне-Амурскую (Седова) и улицей Нижней Амурской (3-го Июля). 

Конечно, можно помечтать, каким может стать квартал в будущем – туристической зоной, где можно было бы на бывшей улице Мастерской понаблюдать, «как кузнецы по старым рецептам куют подкову, как печётся каравай, который тут же вместе с чаем смогут уничтожить…» (Д. Мезенцев, губернатор Иркутской обасти). А пока – самобытное деревянное зодчество Иркутска находится в жалком состоянии – усадьбы стоят полуразрушенными, полусгоревшими … Иркутск деревянный вновь полыхает пожарами, устроенными кем-то намеренно. Теми, чья душа пуста и черна … Исчезают островки памяти о наших предках, строивших свой город, любивших свой город, украшавших свои дома красивой ажурной резьбой …

«В изменении и развитии облика деревянной архитектуры можно проследить весь ход освоения Сибирского края», - отметила Э. Павлюченкова в своей книге «Иркутск уходящий» (Иркутск, 2008), посвящённой декору иркутских домов.

 О достопримечательностях г. Иркутска, его истории, в частности об истории «Иркутской слободы» - 130-м квартале - можно найти сведения в книгах, периодике,  пресс-досье, имеющихся в фондах библиотек Централизованной библиотечной системы г. Иркутска. Все названные источники находятся  в отделе краеведческой литературы и библиографии ЦБС (ул. Франк-Каменецкого, 32).

Иркутск должен сохранить вековые особенности столицы Восточной Сибири для нас, живущих ныне, и для наших потомков.

Очень кстати здесь  вспомнить строки нашего земляка Сергея Иоффе, оставившего нам поэтический образ Иркутска; строки, в которых предстаёт город, хранящий свою историю -  те его историко-культурные ценности, которые созданы прошлыми поколениями иркутян:

«Проникаю несуетным взглядом
В тот Иркутск, где не будет меня …
С нестареющей церковью рядом
Пробегают трамваи, звеня. 

А над ней, в поднебесье взмывая,
как в былые, мои, времена,
Мельтешит голубиная стая –
Завсегда и сыта, и вольна.

Поверну-ка незримо у рынка,
отдохну на подъёме крутом.
Прежде звали – Иерусалимка,
Парк культуры назвали потом. 

Нет в округе удобнее горок:
Безмятежность, простор, высота.
Открывается прожитый город
Целиком – от моста до моста. 

Предугадываю перемены:
Подросли дерева и дома.
Но душа, сердцевина – нетленны,
как нетленна природа сама….»

 

Любите свой город, заботьтесь о нём, изучайте его историю! Читайте книги о любимом городе Иркутске, не упускайте любой возможности узнать больше о своей малой родине!

Елена Кустова
06.04.2010