Иркутску 350

Год учителя Электронные
ресурсы
 

  главная / наши библиотеки /
 библиотеки выписывают / коллегам /
иркутская история
/ иркутская книга /
конкурсы
/ форум / гостевая книга

 
 
   
  Как переписывали Россию
  к 300-летию первой губернской переписи
Вернуться на главную страницу  
   

 СТАТЬИ

 

 

Как переписывали Россию

 
   
   

 

 

 

В России прошла очередная перепись населения Российской Федерации. Но 2010 год это также год 300-летие проведения губернской подворной переписи.

Губернская подворная перепись - это заурядное мероприятие петровского правительства, вылилось в одну из самых масштабных акций населения России по обману родного государства.

У этой переписи была предыстория.

В XVII веке русский народ ещё не имел развитых традиций уклонения от налогов: объектом налогообложения в то время были посевные площади – «пашня паханная», а скрыть её размеры от недреманного ока государственных чиновников писцов и дозорщиков было достаточно трудно.

Основной хозяйственной единицей России тогда был «двор» - городское или крестьянское хозяйство с пашенными землями, сенокосами, выгонами. С дворов брали рекрутов – «даточных людей» и «хлебные запасы» - налог на их содержание. Но эта повинность действовала только во время войны.

Война началась в 1673 году и задумывалась как разовая акция по окончательному закреплению Правобережной Украины за Россией. Возникла необходимость в проведении мобилизации. Зимой 1677-1678 гг. в рекордные сроки была организована новая подворная перепись. На этот раз были подсчитаны все самостоятельные хозяйства не только дворы крестьян и посадских людей, но и неполноценные крестьянские хозяйства бобыльские дворы, (т.е дворы вдов), а также дворы крестьян, вообще хозяйства не имеющих (в источниках они пренебрежительно названы «избами», «избёнками», «хатами»). Налоговый пресс окончательно переместился с «пашни паханной» на хозяйственную единицу двор.

Рост военных расходов и одновременное усиление военной, соответственно, и карательной мощи государства заставили российских подданных перейти к более изощрённым способам уклонения от налогов. Наиболее распространённым способом стала утайка дворов. Чаще всего двор «сводился», то есть несколько хозяйств огораживались стенами с общими воротами. Таким образом, на месте трёх или четырёх хозяйств возникало одно, которое и заносилось в переписные книги.

Зачастую перед приездом переписчиков крестьяне полностью разбирали дома. Жители распределялись по соседям, а дворовое место указывалось как пустое. В некоторых случаях земские старосты или господские приказчики «уводили» переписчиков от целых деревень, то есть полностью скрывали их существование.

24 марта 1702 года Пётр I распорядился подготовить сводную ведомость о количестве дворов в Российском государстве. Северная война требовала рекрутов и денег, а собирались они по-прежнему по переписным книгам 1678 года. Земский приказ такую ведомость составил, но использовал данные, взятые из отписок воевод. Воеводы, в свою очередь, брали сведения из «сказок», представленных самими помещиками, а на их надёжность полагаться не приходилось. Материалы переписи 1703-1705 годов сохранились фрагментарно. Поэтому достаточно сложно сказать, была перепись прекращена или попросту сорвана.

Следующим этапом «борьбы за дворы» стал указ о проведении новой, на этот раз губернской подворной, переписи от 12 февраля 1710 года. Для обеспечения этой работы Поместному приказу было предписано создать «приправочные книги» - поуездные сборники материалов предшествующих земельных описаний и подворных переписей. Проведение переписи полностью передавалось в ведение региональных чиновников; центральное же учреждение, имевшее как опыт организации переписей, так и штат квалифицированных сотрудников, участия в ней не приняло. Результаты не замедлили сказаться.

Губернская перепись 1710 года охватила 186 уездов. Для участия в ней было привлечено около 600 человек. Такого количества квалифицированных исполнителей в России просто не было, а поэтому к работе привлекались первые попавшиеся люди.

Мало помогли в работе и тщательно подготовленные в Поместном приказе «приправочные» документы: работать с ними переписчики просто не умели. Для этого был необходим навык аналитической работы с документами. Не владели они и техникой «сошного счёта». Так, Фёдор Алябьев, отправленный переписывать дворцовые волости, в отчёте сообщил, что не писал пашенные земли, потому что крестьяне четырёх уездов вдруг потеряли основные владельческие документы, удостоверяющие их права на землю – «сотные выписи». Что не записано, того как бы и нет и налогов с этого не берут. Как тут не воспользоваться случаем?

Разумеется, крестьяне и помещики не упустили своего шанса. В результате неопытности и ротозейства переписчиков в Архангелогородской губернии бесследно исчезло 40 процентов, в Ингерманландской – 36 процентов, в Смоленской – 21 процент податных дворов.

Цифры «дворовой пустоты» 1710-го выглядят совершенно невероятными. Неопытность переписчиков привела к массовой утайке дворов населением.

Санкций за впустую потраченное время и деньги не последовало. Преследовались лишь случаи доказанных злоупотреблений, то есть сокрытие дворов за взятки. Самих переписчиков за ошибки, допущенные при проведении переписи, не наказывали.

Рискнём сказать, что перепись 1710 года сопровождалась невиданными ранее злоупотреблениями. Правда, злоупотребляло в основном трудовое крестьянство, которое, в борьбе с «податным гнётом», нашло себе союзников в лице своих собственных «угнетателей» - помещиков и вотчинников. А государству в качестве бонуса досталось 186 прекрасно оформленных и написанных аккуратными почерками переписных книг, наполненных взятыми «с потолка» цифрами.

По страницам журнала «Родина»
Елена Гладченко
29.10.2010

     
     
 

Разработка и дизайн - Оксана Цепилова