Иркутску 350

Год космонавтики Электронные
ресурсы
 

о нас / наши библиотеки /
 библиотеки выписывают / коллегам /
иркутская история
/ иркутская книга /
конкурсы
/ форум / гостевая книга

 

 
 
   
 

Космонавты из Иркутска
Борис Валентинович Волынов

   
Вернуться на главную страницу  
   

 СТАТЬИ

 

 
Год космонавтики  

 

Борис Валентинович Волынов


 

Дмитрий Юрьевич Кондратьев

 

 

Иркутск космический. «Земли Иркутской гордость и слава»

 

 

 

 

 

 

:: 31.01.2011

Борис Валентинович Волынов, российский космонавт, лётчик-космонавт СССР, полковник, дважды Герой Советского Союза. Участник полётов на космических кораблях «Союз-5», «Союз-21» и орбитальной станции «Салют-5» .

Знаменитый космонавт родился  в Иркутске в семье Валентина Спиридоновича и Евгении Израилевны Волыновых. Детство и юность провёл в городе Прокопьевск Кемеровской области, куда после окончания Иркутского медицинского института получила направление его мама. Со школьных лет был одержим мечтой стать лётчиком. В 1952 году окончил среднюю школу, через год -  военную авиационную школу, а затем, в 1956 году — Сталинградское (ныне — Волгоградское) военное авиационное училище лётчиков.

После окончания училища служил в авиационных частях Московского округа ПВО,  летал на самолёте МиГ-17. В марте 1960 года зачислен в Отряд космонавтов , группа ВВС № 1.

Примечательно, что в отряд космонавтов Борис Валентинович попал одновременно с Юрием Гагариным и Германом Титовым – 7 марта 1960 года.


Лётчики из первого отряда советских космонавтов перед парашютными прыжками летом 1960 года.
Слева направо: А.Николаев, И.Аникеев, П.Попович, Б.Волынов, Ю.Гагарин, Г.Титов, В.Филатьев, Г.Шонин, А.Леонов.

Волынов совершил два полета в космос:

·         1-й полет: 15-18.01.1969 г. в качестве командира экипажа космического корабля «Союз-5″.

·         2-й полет: 06.07-24.08.1976 г. в качестве командира экипажа на орбитальную станцию «Салют-5″ (старт и возвращение на корабле «Союз-21″).

В 1976 году в СССР была выпущена марка, посвященная легендарному полету кораблей «Союз-21» и «Союз-25» на которой изображены космонавты В.М. Жолобов и Б.В. Волынов, а так же памятный почтовый бланк.

Из истории первого полета

18 января 1969 года на корабле "Союз-5" Б. Волынов приземлился с огромным риском для жизни. «Первая проблема возникла перед включением двигателя на торможение. Волынов должен был, глядя на проплывающую Землю, проконтролировать, не вращается ли корабль и правильное ли он занимает положение. Иначе, если двигатель расположен не против движения, включение его может привести не к торможению, а к ускорению, и тогда космонавт остался бы пленником орбиты (запаса топлива на исправление ситуации уже не оставалось). И тут выяснилось, что баллистики ошиблись, - корабль оказался на ночной стороне раньше предполагаемого времени. Борис Волынов не видел Землю и поэтому визуально не мог определить правильность положения и ориентации корабля. Он принял единственно верное решение - выключил уже запущенную программу посадки.

Когда космический корабль вошёл в зону радиосвязи, из Центра управления полётами посоветовали на следующем витке сориентировать корабль вручную. Борис Волынов легко справился с этим и дал автоматам команду на спуск. Двигатель отработал положенное время и «Союз-5» наконец-то устремился к Земле. Через 6 минут от спускаемого аппарата должны были отделиться (с помощью пиропатронов) бытовой отсек и приборно-агрегатный. Космонавт услышал, как над головой грохнуло, балка, на которой установлен люк-лаз, прогнулась и сразу же встала на место. Видимо, на секунду образовался зазор в люке, и этого было достаточно, чтобы давление в кабине упало на 100 миллиметров ртутного столба. Однако самое страшное было впереди: в иллюминатор Борис увидел торчащие антенны. Это означало, что массивный приборно-агрегатный отсек не отошёл. В такой ситуации Бориса Волынова ждала верная гибель при прохождении плотных слоев атмосферы.

« Я понимал, что жить осталось не так много, - рассказывает Волынов. - В бортовой журнал записывал самое главное. Когда вошёл в плотные слои, в иллюминаторе увидел огненные струи. Мне казалось, что они уже и между стеклами. В кабине запахло дымом (как потом выяснилось, горела уплотнительная резина на крышке люка). Кабина наполнялась гарью. Паники у меня не было, голова была ясная, но жить очень хотелось...»

Б. Волынов вырвал листки, где были записи о стыковке, и положил их в середину бортжурнала. При пожаре у них там больше шансов уцелеть. Корабль вращался и он видел попеременно то Солнце, то Землю... И вдруг раздался новый взрыв. Волынов подумал: «Это последнее, что я услышу». Но нет, он все еще был жив. Корабль стал вращаться очень быстро, голова-ноги, голова-ноги. В иллюминатор он заметил, что укрепленный снаружи металлический индикатор стал мягким, «поплыл» и на глазах испарился. Корабль летел, объятый пламенем.

Взрыв отделил-таки спускаемый аппарат от приборно-агрегатного отсека. До Земли еще оставалось километров девяносто. Кабина была полна едким дымом. Если бы произошла разгерметизация (а оставались миллиметры несгоревшей резины), то ни единого шанса выжить у Бориса Волынова, летевшего без скафандра, не было бы.

Спуск продолжался в нештатном режиме - при огромных перегрузках и бешеном вращении, врачи потом удивлялись, как выдержал всё это организм, почему не произошло кровоизлияние в мозг.

Затем раздался хлопок - значит, должен выйти парашют. Но Волынов понимал, что при вращении стропы закрутятся, купол сложится и тогда аппарат камнем будет падать на Землю. Но и здесь повезло - стропы хотя и закрутились, но корабль остановился и начал вращение в другую сторону. Купол не смялся. Увидев это, Борис подумал: «Значит, еще поживу...»

Когда на Земле он открыл люк-лаз, то увидел: снаружи вместо жаропрочной стали - застывшая «шапка» расплавленного металла. При посадке удар был такой силы, что у Волынова произошел перелом корней зубов. Когда через 40 минут к нему пробились спрыгнувшие с парашютов поисковики - три солдата и старший лейтенант, Борис Волынов снял шлемофон и спросил: «Посмотрите, я седой?» «Да нет, вроде», - ответил лейтенант».


Жизнь после космоса

После легендарных полетов в космос  Борис Валентинович Волынов посвятил свою жизнь воспитанию молодого поколения лётчиков-космонавтов. Начиная с 1970 года,  Волынов работал инструктором отряда космонавтов, с 1983 г . - командиром  отряда космонавтов.

В мае 1990 года уволен в запас по возрасту,   установив абсолютный мировой рекорд — 30 лет службы в отряде космонавтов. Он и его жена Тамара Фёдоровна и сейчас проживают в Звёздном городке.


Из интервью Бориса Волынова  «Российской газете» от 11 января 2010 г. :

РГ: Борис Валентинович, сколько человек осталось сегодня из первого отряда?

Борис Волынов: Четверо. Мы пришли в отряд в один день с Юрием Гагариным 7 марта 1960 года. Сначала нас было 12 слушателей, к июню стало 20. По хронологии: космонавт номер 1 - погиб, второго и третьего космонавтов - Германа Титова и Андрияна Николаева нет уже давно. Недавно ушел четвертый - Павел Попович.

Пятый был Валерий Быковский, одиннадцатый - Алексей Леонов, четырнадцатый - Волынов и двадцать первый - Виктор Горбатко. Всем уже исполнилось 75 лет. Больше живых из первого набора летчиков-космонавтов не осталось.

РГ: Правда, что поначалу Центр подготовки космонавтов   помещался лишь в крошечном здании, где были и управление, и столовая, и учебный корпус?

Волынов: Расскажу. На этом месте, где мы сейчас, тогда вообще был только лес. Мы прибыли в Москву. Там часть небольшого 2-этажного здания в районе метро "Динамо" была отдана под классы. Холостяков поместили здесь же.

РГ: Вас тоже?

Волынов: Тоже. У меня уже была семья, сыну 2 годика. Но жену на всякий случай отправил домой. Потому что не знал, какие будут условия, где будем работать. В Москве или на Кушке, или ещё где. Все же секретно. Мы знали одно: предстоит испытательная работа на летательных аппаратах, которые "ходят" на больших скоростях. Но не знали, что в космонавтике.

РГ: Режим был строгий?

Волынов: Строгий. В 7 утра - зарядка, занятия заканчивались в 18 часов 12 минут. Но многие задерживались: надо было еще почитать материалы. А они все закрытые, секретные. Поэтому только на служебной территории. Вот тебе папочка, сидишь в классе и читаешь. Если конспектируешь, то тоже только в секретной тетрадочке.

РГ: Вы живете в той же квартире, которую получили в 1966-м?

Волынов: В той же. Рядом Валентина Ивановна Гагарина. Соседка моя по площадке. Как тогда при распределении квартир Юра спросил у меня: "Не возражаешь быть моим соседом?", а я ответил: "Давай!", так с балкона на балкон и ходили друг к другу в гости.


Б.В.Волынов с Ю.А.Гагариным.

РГ: Борис Валентинович, личность очень важна в космонавтике?

Волынов: Очень. Если бы не Сергей Павлович Королев, не его талант, первый спутник наверняка был бы не наш. Спросили же у фон Брауна в Америке: "Чего вам не хватает? Деньги же выделили!" "Сергея Королева", - ответил он.
 

Награды Б. В. Волынова

  • Дважды Герой Советского Союза (1969, 1976)
  • Орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени (2 марта 2000) — «За большие заслуги перед государством в развитии отечественной пилотируемой космонавтики»
  • Два ордена Ленина (1969, 1976)
  • Орден Красной Звезды (1961)
  • Орден «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» III степени (1990)
  • Медаль «За отличие в охране государственной границы» (1977) — «За выполнение программы полёта на орбитальной станции «Салют-5»
  • Десять юбилейных медалей
  • Орден Государственного Знамени Венгерской народной республики (1973)
  • Медаль «25 лет народной власти» Народной республики Болгария (1969)
  • Медаль «За укрепление братства по оружию» Народной республики Болгария
  • Медаль «100-летие падения Османского ига» Народной республики Болгария
  • Медаль «Братство по оружию» Польской народной республики
  • Медаль Республики Куба

Оксана Цепилова
31.01.2011