Иркутску 350

Год космонавтики Электронные
ресурсы
 

о нас / наши библиотеки / клубы /
 библиотеки выписывают / коллегам /
иркутская история
/ иркутская книга /
конкурсы
/ форум / гостевая книга

 

 
 
   
 

Певец Байкала
Дмитрий Павлович Давыдов

  (1811-1888)
Вернуться на главную страницу  
   
СТАТЬИ  

 

К 200-летию Дмитрия Павловича Давыдова

 

 

 

 

 

:: 29.05.2011

"Славное море - священный Байкал...".   Кому из иркутян неизвестны строки этой песни - своеобразной визитной карточки Прибайкалья.

Песня стала народной и получила широкое распространение ещё в начале 60-х годов XIX века. А вот автора её - скромного учителя, поэта, краеведа и этнографа Дмитрия Павловича Давыдова, на долгие годы забыли. В 60-е годы XIX в. в Нерчинске песню записал известный этнограф С. В. Максимов, но имя автора ему установить не удалось. В 90-е годы XIX века эту песню услышал на Каре ссыльный народоволец П. Я. Мельшин-Якубович. Уголовник Петик Сохатый принёс ему написанный на клочке бумаги текст песни и объявил себя её автором. Но другой узник уличил Сохатого в плагиате, заявив, что "этой песне по крайней мере тридцать лет есть". Народной песней считал "Славное море..." и известный сибирский историк Н. М. Ядринцев. Лишь в конце 20-х годов XX в. появились в печати две статьи о Давыдове иркутского историка Ф. А. Кудрявцева, одна из которых  называлась "Забытый сибирский поэт".

Во второй  статье рассказывалось о педагогической и краеведческой деятельности Д. П. Давыдова. В 1937 г. Ф. А. Кудрявцев подготовил к изданию небольшую книжку стихов поэта, которая была издана в Иркутске. Таким образом, читатели впервые познакомились с жизнью и творчеством автора знаменитой песни, считавшейся безымянной.

 Ф. А. Кудрявцев установил, что в 1858 г. в еженедельной петербургской газете "Золотое руно" появилось стихотворение "Думы беглеца на Байкале", автором которого и был Д. П. Давыдов. Неисповедимыми путями оно попало на Нерчинскую каторгу в Забайкалье, кто-то сочинил к нему мелодию, и песня, полная пафоса борьбы и свободы, прижилась среди каторжников. А затем, из "глубины сибирских руд" песня вырвалась на волю и зазвучала в крестьянских селениях и городских предместьях. При  передачи песни её первоначальный текст  претерпевал изменения в отдельных словах и фразах, сокращался, но основа его осталась. В ходе народной обработки изменилось название - "Думы беглеца на Байкале" стали называть "Славное море - священный Байкал". Выпали шесть строф из одиннадцати, "привольный Байкал" стал "священным Байкалом"; обращение " Ну, баргузин" - заменено на более энергичное "Эй, баргузин". В таком виде песня стала динамичнее, не утратив при этом своей цельности и смыслового значения. От неё веет простором Байкала и преодолевающей всякие препятствия жаждой свободы.

В 2011 г. исполняется 200 лет со дня рождения автора "гимна Байкала", как зачастую называют Д. П. Давыдова. К сожалению, не все факты его биографии достоверно установлены до сих пор и не всё его творческое наследие опубликовано. Неизвестна точная дата рождения (число и месяц), достоверно не установлено и место рождения. Большинство источников (энциклопедии, словари, интернет) указывают на то, что Давыдов родился в г. Ачинске.  Историки и литературоведы в своих исследованиях опирались на немногочисленные архивные материалы и публикации, в частности, на статью первого биографа поэта С. И. Гашинского. Его статья "Памяти Д. П. Давыдова" опубликована в 20-м номере "Тобольских губернских ведомостей" за 1893 г.  Определённые уточнения в биографию поэта внёс иркутский учёный-литературовед В. П. Трушкин. На основании служебного аттестата, подлинник которого хранится в историческом музее Санкт-Петербурга, а копия - в Икутском областном краеведческом музее, он сделал вывод, что поэт родился не в Ачинске, а в г. Каинске     (ныне г. Куйбышев Новосибирской области).

Отец поэта, Павел Васильевич Давыдов, происходил из обедневших дворян Рязанской губернии и был родственником героя Отечественной войны 1812 г. поэта-партизана Д. В. Давыдова. Павел Васильевич был командирован в Сибирь, чтобы исследовать "возможности соединения Енисея с  Обью и для приучения инородцев к употреблению в пищу хлеба".

На пути в Сибирь, в г. Каинске, по мнению не только В. П. Трушкина, но и других исследователей, (Н. Сухарчука, В. Андреева и др.) и родился у Павла Васильевича сын Дмитрий.  Детские годы его действительно прошли в г. Ачинске.  В 15-тилетнем возрасте он поступил на службу канцеляристом в окружной суд этого уездного города. Служба длилась около трёх лет, а в 1829 г.  он поступает в иркутскую гимназию "кандидатом учительского звания".  В те годы в иркутской гимназии велась подготовка учителей для уездных училищ, которые содержались как стипендиаты "за казённый кошт", т. е. обучались бесплатно. Но "казённокоштные" учащиеся после курса обучения должны были прослужить на учительских должностях не менее 8 лет.

В 1830 г. Д. П. Давыдов успешно выдержал экзамены на "кандидата учительского звания" и был направлен в Троицкосавск (г. Кяхту). Началась его учительская деятельность, которая длилась без малого 30 лет. Кяхта в ту пору не походила на забытое богом и людьми провинциальное захолустье. Она пользовалась известностью в России как главный пункт торговли с Китаем и была своеобразными воротами в Центральную Азию, через которые проходили многие известные русские и иностранные учёные и путешественники.

Много лет спустя, вспоминая о годах жизни в Троицкосавске - Кяхте, Давыдов писал:

 

"Я юношей в семнадцать лет

В Троицкосавске поселился.

Учил детей и сам учился

Как математик и поэт".

В "песчаной Венеции", как называли иногда Кяхту, были почитатели российской словесности, творчества Пушкина, Крылова, Гоголя. Свои ранние литературные опыты Д. П. Давыдов начал с подражания А. С. Пушкину. В 1830 г. он приступает к "сибирским романам в стихах". В 1832 г. был окончен роман "Наташа". Наташа - простая  сибирячка, которая росла,

"Не хвастая красою стана,

Какою Ларина Татьяна

У Пушкина одарена... "

В преклонном возрасте Давыдов весьма сурово отзывался о своих первых поэтических опытах: "Эта ребячья забава, - писал он в 1875 г., - не стоит внимания, ровно как и множество больших и малых баллад, тогда же мною написанных".

В эти годы в Кяхте подолгу находились востоковеды О. М. Ковалевский и П. Л. Шиллинг. Встречи и беседы с О. М. Ковалевским стали определённым толчком к формированию у Давыдова глубоких и устойчивых интересов к этнографии и фольклору бурят и монголов. И в какой бы уголок Сибири не заносила позднее судьба Д. П. Давыдова, он неизменно собирал сказки, легенды и предания, пословицы и поговорки местного населения. Он также широко использовал их в своих поэтических  произведениях. Работы по этнографии и фольклору Давыдов  пересылал О. М. Ковалевскому, вначале в Казань, а затем в Варшаву, где Осип Михайлович преподавал в университете и был известен как учёный-востоковед с мировым именем. Предполагалось, что О. М. Ковалевский издаст этнографические работы Д. П. Давыдова. Но замыслу не суждено было осуществиться. В Варшаве, в доме, где жил Ковалевский, случился пожар, и вместе с имуществом учёного сгорели рукописи сибирского краеведа.

Мечтой Давыдова было получить высшее образование, но не было средств для осуществления мечты. Между тем в Кяхте он много занимался самообразованием, готовился к сдаче экзаменов экстерном за полный университетский курс по математике и физике. В эти же годы он вынашивал дерзкие для провинциального учителя идеи открытия электрических способов воздухоплавания, создания аппарата для преодоления силы земного тяготения, телеграфа  "без непрерывных проводников".

В 1833 г. Д. П. Давыдов перехал в Якутск, где работал учителем второго класса уездного училища, а с 5 октября этого же года стал исполнять обязанности смотрителя училища и одновременно продолжал преподавательскую деятельность. В Якутске он прожил до 1845 года.

Давыдов принимал активное участие в работе Северо-Восточной сибирской экспедиции, организованной Российской Академией наук под руководством академика А. Ф. Миддендорфа. Выполняя поручения экспедиции, он с увлечением проводил геотермические и метеорологические исследования на территории Якутии, пробивал шурфы, бурил артезианские колодцы. Результаты этих исследований получили высокую оценку в научной среде. "Господин Миддендорф, - вспоминал позднее Давыдов, - мои изыскания напечатал в своей книге "Sibirische Reise" и, кроме того, упомянул о моих трудах в записке, читанной им 13 августа 1847 г. в заседании императорской Академии наук и помещённой в академическом бюллетене".

Деятельность Давыдова в Якутске была весьма плодотворной. Он неоднократно получал благодарности за свой педагогический труд, в частности, в 1845 г. от ревизировавшего Сибирь и учебные заведения в ней сенатора Толстого.

В Якутске Давыдов начал работу над поэмой "Покорённая Сибирь", главным действующим лицом которой стал Ермак. Работа над поэмой подходила к концу, когда в январе 1846 г. случился пожар, уничтоживший дом, имущество и рукописи поэта.  Очевидно, пожар стал определённым толчком к переезду Давыдова в августе 1846 г. в Верхнеудинск (ныне -  г .Улан-Удэ).

Как пишет в статье "Эй, баргузин, пошевеливай вал...", опубликованной в журнале "Байкал", исследователь творчества поэта Н. Ким:  "В истории Бурятии 30-60 годов прошлого столетия, пожалуй, трудно найти другого педагога, кто сделал бы больше для развития просвещения в крае, особенно в бурятских улусах, чем Д.П. Давыдов - педагог, стоявший на уровне передовых идей своего времени..».  В педагогической деятельности Д. П. Дывадова особо привлекательной стороной является его гуманистическое отношение к судьбам бурят, искренняя забота о развитии просвещения и культуры среди них".

Новый смотритель уездных училищ начал с того, что добился разрешения Министерства просвещения на приобретение нового здания для училища. В конце 1848 года уездное и приходское училище перешли из "жалкой развалины", по словам Д. П. Дывадова, в новое двухэтажное кирпичное здание, купленное с торгов. Стараниями Давыдова училище имело хорошо оборудованную метеорологическую станцию, библиотеку, пополнявшуюся лучшими журналами того времени ("Отечественные записки", "Современник", "Библиотека для чтения" и др.), произведениями отечественных и зарубежных поэтов и прозаиков.

Здание училища сохранилось до наших дней. Ныне в нем находится детская республиканская экскурсионно-туристическая станция. На здании, одном из немногих старинных зданий первой трети XIX века, открыта мемориальная доска, информирующая, что здесь с 1846 по 1860 год жил и работал Д. П. Давыдов.

В круг служебных обязанностей  Д.П. Давыдова входило попечение над тремя сельскими приходскими училищами Верхнеуденского округа - Онинским бурятским близ Хоринской степной думы, русским и бурятским училищами в Баргузинском крае.

Годы жизни в Верхнеудинске были наиболее плодотворны и для литературного творчества Давыдова. До нас дошло двадцать одно произведение поэта, включая оставшиеся в рукописи два романа в стихах. Семнадцать стихотворений при жизни поэта были опубликованы в различных газетах того времени, большинство, в том числе "Славное море", в петербургском еженедельнике "Золотое руно". В газете "Золотое руно" Давыдов рассказал о событиях, которые стали основой для  его стихотворения: "Беглецы из заводов и поселений с необыкновенной смелостью преодолевают естественные препятствия в дороге. Они идут через хребты гор, через болота, переплывают огромные реки на каком-нибудь обломке дерева, и были случаи, что они рисковали переплыть Байкал в бочках, которые иногда находят на берегах моря, в которых обыкновенно рыболовы солят омулей".

В феврале 2011 г. в иркутских СМИ появилась удивительная новость: пенсионер из байкальского посёлка Култук Н. Лупынин намерен переплыть этим летом Байкал, сидя в бочке. Идея эта, судя по публикации, навеяна ему песней "Славное море, священный Байкал".

Живя в Нижнеудинске, Давыдов занимался и научной деятельностью. Широта интересов поражает: метеорология, астрономия, мерзлотоведение, физика и математика, история, этнография, археология и фольклористика - вот те отрасли знаний, которые интересовали его. В 1851 г. в Иркутске открылся Сибирский отдел Русского географического общества. Д. П. Давыдов стал одним из первых его действительных членов. В "Записках СОРГО" он опубликовал несколько интереснейших исследований по этнографии, археологии, истории материальной культуры Якутии и Забайкалья. 2 августа 1855 г. Д. П. Давыдов отослал в Сибирский отдел найденные им при археологических раскопках вблизи Верхнеудинска артефакты: золотую спираль весом в два с половиной золотника, несколько камней с надписями, железные наконечники стрел и др. В советское время недалеко от того места, где проводил раскопки Давыдов, археологи открыли знаменитое Нижне-Иволгинское городище хунну.

В 1859 г. в Верхнеудинске была опубликовано его шутливо-сатирическая поэма "Шире гуйлгуху" или "Волшебная скамеечка". Используя одно из ламаистских поверий  о самодвижущейся волшебной скамеечке, с помощью которой  путём заклинаний якобы можно отыскать украденные вещи, поэт в юмористических тонах живописует переживания бедного учителя, у которого украли последние сапоги - его единственное достояние.  Он пишет о чванливости богачей, в чьих домах приходится учителю давать уроки, о его бесправии и полуголодном существовании, его униженности и зависимости от сильных мира сего. В поэме немало метких афористических замечаний о социальной несправедливости, царящей в мире:  "Но пред начальством глуп  и  гений, - оно не терпит возражений", "Известно издавна, что завсегда у педагога желудок на диете строгой, а грудь желаньями полна". Или: "Жрецов науки и искусства, нас не считают за людей".

В сюжетном развитии поэмы причудливо сплавлены элементы вымысла и самой трезвой, доподлинной реальности, подчёркнут бытовой антураж, в котором живёт и действует лирический герой Давыдова.  Таковы реалистически выписанные сцены в бурятской юрте у старика ламы Гомбоя Дабанова, таково начало поэмы да и некоторые другие эпизоды.

В 1859 г. Давыдов подаёт на имя военного губернатора Забайкальской области прошение об отставке, мотивируя своё решение необходимостью поправить здоровье и желанием заняться краеведением, изданием накопившихся краеведческих и литературных материалов.

На первых порах после выхода в отставку всё шло так, как было задумано. Ему удалось подготовить к печати новый вариант поэмы "Покорённая Сибирь", обработать часть краеведческого материала. Горизонт казался безоблачным. Свои чувства и настроения тех лет он выразил в поэме "Поэтические портреты":

 

"Мои заветные мечты

Уже сбываться начинали,

Плоды тяжёлого труда

Довольно радостей сулили.

Мне было весело тогда,

Надежды светлые живили

В дохнувшую свободно грудь...

О, кончился тернистый путь".

Давыдов намеревался переехать в Европейскую часть России, но, как вспоминал он потом, "на пути в Россию болезнь внезапно поразила меня в Иркутске". Паралич рук и ног приковал его к постели на долгие восемь лет, он стал плохо видеть.

Поправившись, Давыдов берётся за большую работу, "монографию", по его выражению, о Баргузинском крае. Извлечение из неё, в котором описан глетчер (курган) близ Баргузинской степной думы, было опубликовано в одном из номеров иркутской газеты "Амур". Помогала ему в работе старшая дочь Зинаида - она писала под диктовку отца.

Но тут его подстерегла новая беда. В январе 1870 г. в Иркутске случилось небывалой силы наводнение.  Как отмечено в работах Задониной Н. В. и Леви К. Г. "Хронология природных феноменов в Сибири и Монголии",  - "5 января  Ангара начала разливаться на прибрежные улицы... Дом губернатора, институт благородных девиц были окружены водой...".

Вода залила и квартиру Д. П. Давыдова на Харлампиевской улице (ныне ул. Горького). "Все вещи, книги, бумаги, физические и астрономические инструменты, всё было захвачено страшным потоком", - писал потом Давыдов. Погибли все краеведческие материалы, подготовленный к печати второй вариант "Покорённой Сибири" и другие рукописи.

Несмотря на очередную, обрушившуюся на него беду, писатель продолжал работу и подготовил к изданию небольшую книгу стихов "Поэтические картины". К тому времени он почти полностью ослеп и диктовал стихи дочери. В 1871 г. книга вышла в Иркутске.

По своему содержанию это его автобиография в стихах. Верный манере облекать в романтическую оболочку реалистическое содержание, поэт с помощью волшебного шара воскрешает память о людях, с которыми сталкивала его судьба за долгие годы жизни. По воле автора произведения на поверхности шара возникают образы Ковалевского, Бичурина, Миддендорфа и его спутников по экспедиции по Северо-Востоку Сибири, жившей в Селенгинске Сары Сталибрас, жены английского миссионера, астронома Шварца, Фуса, секретаря Петербургской Академии наук, и многих других деятелей науки и культуры.

Давыдов в Иркутске написал несколько пьес, мемуары, предполагая разместить их в столичных журналах и газетах, но у него не было средств на оплату почтовых расходов.

Он прожил слепым около 30 лет. В 1879 г., после страшного иркутского пожара, Давыдов с семьёй переехал в Тобольск, где прожил до конца дней своих - 1888 года.

"Я много жил, я много видел, страдал, любил и ненавидел...", - эти строки из "Поэтических картин" могли быть высечены на его могильной плите. Но не было ни эпитафии, ни некролога. Только спустя пять лет после смерти Давыдова в "Тобольских губернских ведомостях" появилась статья С. И. Ганинского о жизни и творчестве поэта.

Вся жизнь Давыдова прошла в непрестанном труде, в бескорыстном служении родной Сибири, которую он знал и любил.

"Скажи мне, есть ли где в подлунном мире

Страна подобная Сибири",

 

- писал он в одном из своих поизведений.

Более двадцати лет Д. П. Давыдов прожил в нашем городе, здесь жили его потомки. В 60-х годах прошлого века журналистка Л. В. Тихонова встречалась с внучкой поэта, 75-летней Евстолией Вячеславовной Клепцовой. В статье "Автор Байкальского гимна", опубликованной в альманахе "Ангара" (1961, № 3) журналистка рассказала:

"Евстолия     Вячеславовна и сегодня бережно хранит старинные издания его стихов, зачитанные томики Пушкина и Жуковского, принадлежащие поэту... Недавно она передала в фонды Ленинградского исторического музея служебный аттестат Дмитрия Павловича Давыдова...". А в статье "Сбережённые потомками", опубликованной в газете "Восточно-Сибирская правда" 14 декабря 1976 г., сообщается, что правнучка поэта Наталья Петровна Клепцова передала сохранившиеся памятные вещи поэта и фотокопии отдельных его документов в Иркутский краеведческий музей.

Возможно, потомки поэта продолжают жить в нашем городе. О семейной жизни Д. П. Давыдова известно немного. Он был дважды женат. Вторым браком на Людмиле Петрове Обуховой. О ней известно только то, что она происходила из купеческой семьи. Вышла замуж за Давыдова в 1855 или в 1856 г., подарила мужу троих детей: Зинаиду, которая родилась в 1857, Цецилию, родившуюся в 1859 году и Михаила, родившегося в 1861 году. После смерти мужа, Людмила Петровна переехала в Иркутск.

Имя автора "Славного моря"  известно и за пределами России. В Англии издана книга "Образцы русской поэзии». Переводчик Джон Бауринг включил "Славное море" Д. Давыдова в этот сборник наряду со стихами Жуковского, Крылова и Пушкина.

Русские и советские поэты неоднократно использовали в своём творчестве образы «Думы беглеца на Байкале» Д. П. Давыдова. В 1938 г. в Иркутске вышел сборник «Стихи и легенды о Байкале». В нём приведено несколько стихотворений: В. Михеев «Бочка» (1884), М. Скуратов «Бродяжьи россказни» (1926). С. Елпатьевский «Побег» (1926), А. Ольхон «Славный корабль – омулёвая бочка» (1938), - написанных под влиянием стихотворения д. П. Давыдова.

В 2011 г. Иркутск отмечает 350-летие с момента своего основания. К юбилею готовятся различные подарки городу.  В числе их – проект «350+», который осуществляет музыкальный хобби-клуб «Восточный перекрёсток». Суть проекта в том, что 350 и более гитаристов одновременно сыграют на стадионе «Труд»  в День города композицию «Славное море – священный Байкал». Такой оригинальной акцией будет отмечен не только юбилей города, но и 200-летие со дня рождения Д. П. Давыдова.

 

При подготовке материала использованы источники:

 

Произведения Д. П. Давыдова

 

Думы беглеца на Байкале. Сибирский поэт. Тунгус : стихи // Сибирские строки. Русские и советские поэты о Сибири / сост. А. Преловский. - М., 1984. - С. 44-48.

 

Литература о Д. П. Давыдове

 

Андреева Р. Сбережённые потомками // Вост.-Сиб. правда. - 1976. - 14 дек. - С. 3.

Давыдов Д. П. // Сибирская советская энциклопедия. Т. 1. - Новосибирск, 1929. - С. 765.

Давыдов Д. П. // Иркутск: энцикл. слов.. - Иркутск, 2006. - С. 94-95.

Ким Н. "Эй, Баргузин, пошевеливай вал..." // Байкал. - 1989. - № 1. - С. 76-84.

Кудрявцев Ф. А. Д. П. Давыдов // Литературная Сибирь. Писатели Восточной Сибири. - Иркутск, 1971. - С. 40-42.

Луняка О. 350+350=Гимн городу // Иркутск. – 2011. – 7 мая. – С. 4.

Первый и единственный гимн озера "Байкал" // Иркутская область. Книга рекордов. - Иркутск, 2007. - С. 35.

Стихи и легенды о Байкале. – Иркутск: Иркут. обл. изд-во, 1938. – 85 с.

Тихонова Л. Автор Байкальского гимна // Ангара. - 1961. - № 3. - С. 26-27.

Трушкин В. П. Д. П. Давыдов // Литературная Сибирь: критико-биобиблиогр. слов. писателей Восточной Сибири. Вып. 1. - Иркутск, 1986. - С. 86-89.

Трушкин В. П. Послужной список Дмитрия Давыдова (Новые материалы к биографии автора "Славного моря") // Сибирь. - 1984. - № 3. - С. 91-95.
 

Интернет ресурсы:

http://az.lib.ru

http://www.shansonprofi.ru

http://www.hrono.ru

Составитель: Р. Михеева

 Компьютерный набор:  Ю. Кустова