Иркутску 350

Год космонавтики Электронные
ресурсы
 

о нас / наши библиотеки / клубы /
 библиотеки выписывают / коллегам /
иркутская история
/ иркутская книга /
конкурсы
/ форум / гостевая книга

 

 
 
   
  Курорт "Ангара" - иркутская здравница
  из истории медицинских учреждений города
Вернуться на главную страницу  
   

ИРКУТСКАЯ ИСТОРИЯ

 

 
Исторический лекторий

 


 
Курорт "Ангара" - иркутская здравница


 

 

 

 

:: 30.05.2011
 

Предисловие

«Курорт [нем. Kurort < Kur лечение+Ort место] – местность,

обладающая природными лечебными средствами (минеральные воды,

грязи, климат и др.)  и необходимыми условиями для их применения»

Словарь иностранных слов и выражений. М., 2004.

Не каждый город может гордиться тем, что в его черте расположена местность,  не просто представляющая собой красивый уголок природы, но и целебный природный комплекс, куда могут приехать на городском автобусе сами горожане и где можно принять гостей города, полечить их целебными ваннами с минеральной водой, приобщить к целительному духу соснового бора, полюбоваться живыми белочками, которые доверчиво собирают хлебные крошки с ладони человека.

Курорт «Ангара», расположенный в черте г. Иркутска, представляет собой не только лечебный природно-климатический комплекс, но это ещё и уголок истории нашего города. Здесь органично переплелась история заселения края, становления и обустройства города, развитие его природных ресурсов, городской архитектуры и благотворительной деятельности иркутян. В 2011 году исполнилось 80 лет курорту «Ангара» и 110 лет Медведниковской больнице, в здании которой он был открыт.

Курорт находится на территории, где издавна селились люди. В конце XIX века археолог Н. И. Витковский  проводил раскопки неподалёку от Медведниковской больницы и обнаружил погребения людей эпохи палеолита. В 20-х годах XX века археологические раскопки продолжили Б. Э. Петри и М. М. Герасимов. «Глазковский некрополь» — так стали называть учёные этот археологический  памятник федерального значения.

Буквально каждое имя, с которым связано создание и организация работы иркутской здравницы, содержит в себе целую страничку истории города. Это и имена благотворителей – купцов Сибиряковых, Медведниковых, Мыльниковых, и имена врачей – Н. А. Флоренсова, Я. З. Штамова, Н. А. Холмогорова, Р. Я. Шарипова и других, архитектора  А. И. Кузнецова, а также представителей строительной компании Н. В. Курбатова и Г.И. Русанова, известных как строителей знаменитых курбатовских бань в Иркутске. Здание первого корпуса курорта является памятником архитектуры города. И само его строительство и становление в нём лечебного учреждения санаторно-курортного плана представляет интерес для краеведов и всех интересующихся историей своего города. Здесь просматриваются и действия  в поддержку лечебного учреждения городских властей, и проявление «богоугодных помыслов» зажиточных горожан по отношению к простым людям, проявление милосердия и жертвенности, чего так не хватает современному иркутскому обществу.  

Материал расположен в восьми разделах: «Предисловие», «Из истории сибирской бальнеологии», «История курорта в истории города. Купцы Медведникова», «Курорт «Ангара» в период Великой Отечественной войны и в послевоенные годы», «Имена врачей в истории курорта», «Признания в любви курорту «Ангара», «Библиография» и «Об издании».История создания курорта «Ангара» интересна и познавательна для любого человека, который желает больше узнать об истории своей малой родины, расширить свой кругозор, для гостей города, которые могут на себе испытать целительные  свойства  местного курорта.

Из истории сибирской бальнеологии

«…Восточная Сибирь… чрезвычайно богата
ценнейшими минеральными источниками и озёрами,
вода и грязь которых по своим лечебным свойствам
ничуть не уступает кавказским,
а в ряде случаев даже превосходит их…»
Курорты Восточной Сибири. Иркутск, 1990.
 «Княгиня  лечится от ревматизма,
а дочь бог знает от чего; я велел обеим пить
по два стакана в день кислосерной
воды и купаться два раза
в неделю в разводной ванне…»

Лермонтов М. Ю.  «Герой нашего времен»

Изучение и освоение Сибири тесно связано с освоением территории Севера и Дальнего Востока. Сопровождалось это, прежде всего, изучением, разведкой полезных ископаемых и других природных ресурсов края и одновременно формированием населённых мест. Первооткрыватели Сибирской земли  в полной мере испытали влияние природной сибирской среды со всеми её особенностями. Это и опасность заражения природными очагами инфекции, множество гнуса на территории освоения, присущего данной местности (комары и др.), суровые климатологические условия, а также влияние таких опасных природных явлений, как паводки и землетрясения. Характеризуя положение населения Сибири, бывший ректор ИГУ, профессор Н.Д. Бушмакин, писал в 1918 г.: «Огромная, холодная, богатая Сибирь, как мало о тебе знает человек! Твои степи, горы, непроходимая тайга, многоводные реки, холодный величественный Байкал и многоликие народы, тебя населяющие, ещё ждут своих исследователей. Когда же придут эти новые люди, которые всё измерят и взвесят, когда же эти долины задымятся тысячами заводских труб и рабочий своими руками обнажит твои несметные богатства перед удивлённым миром?» (Чикин С. Я. Здравоохранение в Сибири и на Дальнем Востоке. М., 1979. С. 12).

Малочисленность населения, значительная рассредоточенность его на огромной территории, раздробленность на небольшие племена, имевшие свой язык, свои религиозные верования, в значительной степени сдерживали его экономическое и культурное развитие. До Великой Октябрьской революции ни у одной народности Севера, Сибири и Дальнего Востока не было письменности. Среди них царила поголовная неграмотность, отсутствовала квалифицированная медицинская помощь. Всё это вело к высокой заболеваемости, прежде всего заразными, инфекционными болезнями – сифилисом, туберкулёзом, трахомой.  «Декларация прав народов России», принятая в ноябре 1917 г., дала толчок к развитию национальных меньшинств и этнических групп.

После окончания затянувшейся гражданской войны и установления советской власти на территории Сибири, Дальнего Востока и Севера, стали решаться задачи по ликвидации отсталости всех народностей и народов этих территорий

Программа социально-экономического, культурного и национального строительства страны включала экспедиционные исследования Академии наук СССР, Российского общества Красного Креста, Комитета содействия народностям северных окраин (Комитет севера), Народного комиссариата здравоохранения РСФСР, научно-исследовательских институтов и медицинских вузов, осуществлявших обследование народностей севера, Сибири и Дальнего Востока. Проводились и медико-географические исследования природного комплекса Сибири.  Это способствовало оптимизации процесса заселения территории, оздоровления среды обитания людей путём формирования сети  медицинских учреждений, развития рекреационных объектов, изучения влияния природных минеральных ресурсов на здоровье человека.

Наряду с освоением хозяйственно-экономического потенциала края, ведётся работа по выявлению природных факторов, которые оказывают положительное действие на здоровье человека и могут быть использованы для лечения населения.

Лечебная местность, располагающая природными целебными источниками и ресурсами (вода, грязи, климатологические условия) создаёт условия для развития санаторно-курортного лечения населения.

Восточная Сибирь богата разнообразными целебными минеральными источниками и озёрами. Гидроминеральные  и грязевые ресурсы Восточно-Сибирских недр поистине неисчерпаемы. С давних пор местное население лечилось минеральными водами и грязями. В литературе имеются сведения о том, что отдельные источники были своеобразными «лечебницами» ещё в XVII веке, а в действительности – ещё раньше. Нередко люди, не имея возможности объяснить те или иные свойства природных лечебных компонентов, окружали их ореолом «святости» и поклонялись им. Впоследствии, возле некоторых источников минеральной воды, находили остатки прежних жертвенных приношений – кресты, амулеты и др. Летом к природным источникам воды съезжались многие местные жители. Это были «дикие купальни» без врачебного надзора и квалифицированной помощи. Всё это служило развитию и распространению инфекционных заболеваний.  Однако была замечена и польза от применения природной воды или грязи.

Считается, что официально курортное лечение в России началось с марта 1719 г. по Указу  Петра I о «Дохтурских правилах». В «правилах» был определён порядок пользования марциальными водами,  «источник которых открыл в 1714 г. в Карелии  «молотовый работник» Кончезерского завода Иван Рябоев» (Курорты Восточной Сибири. Иркутск, 1982. С. 6).

Без сомнения, рациональное применение минеральных вод и других природных источников возможно лишь при детальном изучении их состава и влияния на человека. В царской России такие исследования проводились от случая к случаю, тем более на такой далёкой окраине, как Восточная Сибирь. Даже на кавказских минеральных водах не существовало научного обоснования  для приёма минеральных ванн. Ванны могли назначить по несколько раз в день в течение 30-40 дней. Не предписывался обязательный отдых после приёма ванны. Редкие и несистематические исследования проводились отдельными врачами-энтузиастами, которые пытались установить причину целительного воздействия минеральной воды, с помощью химиков и геологов производя химический анализ её состава.

Созданное в 1858 г. в Иркутске Общество Врачей Восточной Сибири  способствовало проведению научных исследований в области бальнеологии. Известны имена членов Общества, которые занимались исследованием физико-химического состава сибирских минеральных вод – Каледин, А. Ф. Красиков, О. Я. Дубинский, Антонов, И. С. Елин, Н. П. Львов, И. М. Петухов, Н. Э. Рейхман и А. А. Шамарин. Основоположниками таких исследований члены общества считали помощника управляющего золотодобывающей промышленности г. Иркутска А. А. Шамарина и доктора медицины, врача тюремной больницы Иркутска Н. Э. Рейхмана.  В частности, Шамарин проводил гидроминералогические исследования реки Ушаковки, Дарасунских, Емаровских и Макковеевских источников. Им также была подготовлена работа «О способах производства химического анализа», которая содержала методику проведения химического анализа местных бальнеологических источников, грязей, рассолов. Интересные сведения по истории изучения свойств сибирских минеральных источников содержатся в работе Т. П. Сизых «Роль общества врачей в становлении сибирской бальнеологии», опубликованной в Красноярском журнале  «Сибирское медицинское обозрение» (2005, №5) и размещённой в Интернете (http://www.sibmedport.ru). Информационный материал опирается на отчёты «Общества Врачей Восточной Сибири» конца XIX века. В статье Т. П. Сизых указано, что «Общество врачей…»  создало специальную комиссию и выработало «наставления к употреблению минеральных вод и кумыса». В состав комиссии вошли – провизор С. О. Василевский, старший врач  местных войск Иркутского и Енисейского округов Н. И. Вишняков, акушер-гинеколог П. С. Покрышкин. Описан вклад врача Иркутской тюремной больницы Н. Э. Рейхмана в исследовании минеральных вод края. Рейхман исследовал состав и свойства минеральной воды Ямаровского источника (его ещё называли Емаровским) в Забайкалье. В 1880 г. он опубликовал работу «Ямаровская минеральная вода (Забайкальской области Верхнеудинского округа)».

В 1893 г. В. А. Обручев, российский и сибирский учёный, геолог и географ, побывав в Ямаровке, выдвинул научную гипотезу о происхождении источника.  В 1895 г. ямаровский источник перешёл в казну и был подчинён Иркутскому горному управлению. Ныне – это курорт «Ямаровка» в Забайкальском крае. В книге «Курорты Восточной Сибири» / Боенко И. Д. [и др.] (Иркутск, 1990. С. 114) приводится любопытная цитата:

«…врач курорта К. П. Козих в своей докладной записке  Иркутскому горному управлению писал:

«1. Источник должен служить исключительно для интересов больных, и на него нельзя смотреть как на доходную статью.

2. При заведовании курортом казной её не придётся преследовать целей частного арендатора, а более возвышенные, почему она имеет возможность лучше охранять источник, поддерживать благоустройство, затрачивая больше средств, чем частный арендатор.

3. Управлять курортом должен врач, который бы установил известный порядок, которому бы подчинялись приезжие.

4. Чтобы администрация вод не поддерживала исключительно интересов богатых, но и неимущих классов, для которых при старых первобытных порядках источник был также доступен (цит. по Ю. Д. Талько-Грынцевича)».

Исследователи и естествоиспытатели Сибири описывали в своих трудах  полезные свойства  минеральных и грязевых источников. Они способствовали организации в конце XVIII века на базе горячинских минеральных ключей первого в Восточной Сибири санатория.

Владельцами курортов были, как правило, предприимчивые купцы, которые использовали богатейшие гидроминеральные источники и грязи в целях наживы. Только зажиточные горожане и гости города могли пользоваться здравницей за очень высокую плату. Простые люди пользовались «дикими» курортами, где роль врачей выполняли знахари и ламы.

На базе горячинских источников в 1779 г. строятся первые купальные ванны.  Иркутский архитектор, географ и краевед А. И. Лосев в «Обозрении разных происшествий, до истории и древностей касающихся» сообщал, что в 1781 г. «Попечением сего губернии начальника (губернатор Ф. Н. Кличка) в течение нынешнего года… в протоке текущих тёплых вод сделаны для пользования больных купальная баня и выстроен порядочный дом…Открытие и употребление сил вод до покорения страны [Сибири] Россией неизвестного времени, а иркутское начальство, хотя первое и получило об оных известие в 1753 г., однако ж никакого распоряжения об устройстве их не было до нынешнего года…» (цит. по кн. «Иркутские повествования, 1661-1917» / Чернигов А. К. Иркутск, 2003. С. 313-314).

Туркинские горячие воды (курорт Горячинск) стали регулярно посещать с начала XIX века, когда к ним была проложена дорога и построены помещения для персонала и пациентов. Отец Иакинф (в миру Бичурин Никита Яковлевич), находясь в Забайкалье, писал о горячинском курорте и о книге по «врачебной силѣ Туркинскихъ минеральныхъ сѣрныхъ водъ, о внутреннемъ и наружномъ употребленіи оныхъ, равнымъ образомъ и о способахъ употребленія, обстоятельно изложено въ книжкѣ, изданной въ 1830 году Инспекторомъ по Медицинской части Восточной Сибири, Коллежскимъ Совѣтникомъ Эрнстомъ, подъ заглавіемъ: Инструкція или Руководство, для Врачей, находящихся при Туркинскихъ Минеральныхъ Водахъ. Въ сей же книжкѣ помѣщено и химическое разложеніе сихъ водъ, учиненное Докторомъ Гессе» (Бичурин Иакинф. Байкал // http://az.lib.ru/b). Сведения Иакинфа были напечатаны  в издании «Северные цветы  на 1832 год». СПб, 1832.

В 1819 г. строится первое здание курорта «Дарасун». С 1819 г. начинается систематическая эксплуатация Ямкунского термального озера в Забайкалье. В 1896 г. в печати упоминается о «кисло-содовом железном источнике» на южном склоне Тункинского хребта. На этом месте создаётся частный курорт «Аршан». Слово «Аршан» с бурятского переводится как «целебная вода».

В 1836 г. сооружается первая ванна на Усольском курорте. В лечебных целях его хлоридно-натриевые воды использовались с середины XIX века. Вначале ваннами пользовались только служащие заводской администрации соляных промыслов. Когда в 1848 г. построили новое специализированное лечебное заведение на левом берегу Ангары, иркутяне ездили туда лечиться.

О развитии здравниц Иркутской губернии есть сведения во 2-м томе «Иркутских повествованиий», составленных А. К. Черниговым (Иркутск, 2003). А. К. Чернигов приводит в своей книге описание ванного корпуса усольского солезаводчика Поротова, которое было дано сибирским публицистом В. И. Вагиным: «Ванн у Поротова устроено 12 – по шесть на каждой (мужской и женской) половине. В шести комнатах по две ванны. … Рассол накапливается из ключей в деревянный чан, находящийся близь ванн; откуда часть его идёт в печь, устроенную за ваннами; к ванне проводится через лиственные трубы, лежащие вдоль здания по наружной его стороне. Затем, сквозь отверстия в стене льётся по деревянным втулкам в самые ванны; кранов нет – ещё не додумались. Температура комнат обыкновенно 14, но от ванн нагревается до 19°. Плата 35 копеек в час» (Иркутские повествования. Т. 2. С. 314).

О минеральном источнике в районе Ниловой пустыни было известно ещё в XVIII веке. Люди с болезнью суставов и кожными заболеваниями приезжали сюда, услышав о чудодейственной силе местной воды. Сведения доходят до генерал-губернатора Восточной Сибири В. Я. Руперта, который в 1840 г. даёт задание инспектору Иркутской Врачебной управы Сорочинскому произвести исследования с целью определения лечебных свойств источников. Освоение источника началось с 1846 г. Название водолечебница получила по имени архиепископа Нила Столбенского, прибывшего к источнику в 1845 г. По распоряжению священника здесь строится церковь, а местность объявляется Пустынью. Сюда приезжали поправить здоровье губернатор Руперт с супругой, декабрист П. А. Муханов и  жена декабриста М. К. Юшневская.

В Ниловой пустыне побывал и В. А. Обручев. Вот что он писал в своей книге «Мои путешествия по Сибири» (М.-Л., 1948) в части первой (1888-1892 гг.): «Долина р. Иркута, обычно называемая Тункинской, широка, плодородна и давно уже обращала на себя внимание исследователей Сибири по  тому контрасту, который  представляют окаймляющие её хребты…. На пути по этой долине я заехал в селе Тунка к православному священнику, который заведовал Ниловой пустынью…Священник ….сообщил, что несколько лет тому назад пустынь осматривал медицинский инспектор г. Иркутска, измерял температуру источника, взял пробу воды и оставил инструкцию, как пользоваться ею, какую температуру соблюдать в ваннах и сколько времени держать в них больных. Оказалось, что на курорте постоянного врача не бывает, больные приезжают по рекомендации  своих врачей и даже фельдшеров и пользуются ваннами по своему усмотрению….. Я осмотрел источник. Горячая вода температурой около 40° вытекала небольшой струёй из трещины в граните; по открытым желобам её проводили в ванное здание – простую избу с тремя грубыми деревянными ящиками, заменявшими ванны. Одновременно могли купаться только три человека. Проводки холодной воды не было, так что больные, собиравшиеся принять ванну, должны были ждать пока горячая вода, наполнившая ванну по желобу, остынет до желаемой температуры. … Курорт был осмотрен, его геология выяснена…» (С. 29-30).

В 1916 г. были продолжены работы по исследованию свойств природных вод Ниловой пустыни и Аршана. Проводился геологический и химический анализ источников, изучалось влияние вод на организм человека.

Освоению естественных богатств Сибири, в частности, Иркутской губернии мешала также оторванность от Европейской части России, отсутствие надлежащих путей сообщения. Иркутское купечество прекрасно понимало это, и в апреле 1868 г. обратилось с письмом к царю, в котором говорилось: «Даруй нам железную дорогу, приблизи нас к себе, отчужденных от себя… Богатства нашей почвы лежат без пользы».

Царь ответил, что просьба принята «к соображению», и через тридцать лет 16 августа 1898 г. в Иркутск пришёл первый поезд по Средне-Сибирской железной дороге. С этого времени лицо города стало меняться, прежде всего увеличилось население.

Но только с установлением советской власти на территории Восточной Сибири стало возможным более детальное изучение лечебных природных ресурсов и их применение в специально оборудованных лечебницах-курортах и санаториях.

Сведения о работе иркутских врачей, учёных, членов Восточно-Сибирского Императорского русского географического общества можно найти в работе «Актуальные вопросы восстановительной медицины, курортологии и физиотерапии» (Иркутск – Аршан, 2005), подготовленной сотрудниками Иркутского государственного медицинского университета, Томского НИИ курортологии и физиотерапии, санаторно-курортного учреждения профсоюзов Республики Бурятия «Байкалкурорт» и курорта «Аршан».

 В материалах рассказывается о бальнеологических исследованиях профессора М. П. Михайлова, о карте минеральных лечебных вод Иркутской области, составленной на основе исследований иркутских геологов и географов, о роли «Общества Врачей…» в изучении минеральных вод Восточной Сибири.

 

История курорта в истории города. Купцы Медведниковы

История создания курорта «Ангара» интересна и познавательна для любого человека, который желает больше узнать об истории своей малой родины, расширить свой кругозор, для гостей города, которые могут на себе испытать целительные  свойства  местного курорта.

Лечебные учреждения в Иркутске стали организовываться только во второй половине XIX века, и не за счёт государства, а на благотворительных началах. Богатые иркутские купцы жертвовали крупные средства на строительство «богоугодных заведений» Так были построены в городе четыре гражданских больницы: Кузнецовская (жертвователь купец-золотопромышленник Е. А. Кузнецов, закладка произведена в 1863 г.), Солдатовская мещанская (создана купцом П.В. Солдатовым, открыта в 1866 г.), детская больница (построена на средства И. И. Базанова и его жены М. И. Базановой, впоследствие получила название  в честь своих основателей – Ивано-Матрёнинская городская детская больница, открыта в 1895 г.) и больница для хронических больных, построенная на средства  вдовы коммерции советника Медведниковой Александры Ксенофонтовны (в  1898 г. она пожертвовала 500 тысяч на постройку больницы).

Здание Медведниковской больницы для хронических больных стало впоследствии первым корпусом курорта «Ангара», главным административным и лечебным корпусом.

Медведникова Александра Ксенофонтовна  (1834 -23.11.1899), купчиха I гильдии, известная благотворительница. Дочь Ксенофонта Михайловича Сибирякова и внучка Михаила Васильевича Сибирякова, первого иркутского городского головы. В её биографии переплелись родословные ветви купеческих династий Сибиряковых, Медведниковых, Мыльниковых.

Она вышла замуж за иркутского купца I гильдии И. Л. Медведникова. Во 2-й половине XIX века переехала с мужем в Москву. После его смерти в 1889 г.,  жила затворницей в своём имении Поречье Звенигородского уезда Московской губернии. Получив в наследство около 5 млн. рублей, Александра Ксенофонтовна более 4 млн. рублей передала на различные благотворительные цели, главным образом, на строительство больниц и приютов в Московской губернии и в Иркутске.

Медведникова Александра Ксенофонтовна  Медведников Иван Логинович
Медведникова Александра Ксенофонтовна  Медведников Иван Логинович

Муж Александры Ксенофонтовны Иван Логинович Медведников происходил – из купеческого рода Медведниковых, выходцев из Донского казачества и участников освоения Сибири.  Логин Федорович и Прокофий Федорович Медведниковы - удачливые иркутские купцы начала XIX века, чьи  доходы произросли от продажи пушнины. Любопытные сведения о Прокофии Фёдоровиче содержатся в воспоминаниях «Воздушный тарантас» сибирского поэта М. Александрова,  вошедших в книгу «Записки иркутских жителей» (Иркутск, 1990. С. 416-418):

«[Дом Пр. Ф. Медведникова]. В нижнем этаже не было ни одного окна, а образованы были так называемые просветы. Из пяти узких окон верхнего этажа по фасаду на восток в двух находились железные решётки, три остальные окна не вызывали никаких признаков внутренней жизни… это просто пакгауз, или кладовая какого-то фабричного заведения…. За этими решётками хранится ломбардных билетов на 7 000 000 рублей и старинная серебряная кружка, в которой хозяин дома угощает в день именин своих почётных гостей соболевскою мадерою и поседелою облепихою….

Он приобрёл капитал…. от стариков после войны 1812 года разменом пушнины на китайские товары, китайских товаров на русские, потом обратно русских товаров на пушнину. Этот оборот в большом размере в продолжение 10 или 15 лет доставлял ему постоянно по 500 процентов на 100, а в торговом быту нужно только взять силу и обеспечить кредит исправностью расчётов. Он несколько лет почти один обладал торговлею в Якутском крае, а тамошняя торговля при счастливом ходе дел может в два года обогатить ловкого расчётливого коммерсанта и навсегда обеспечить его коммерческую будущность…. Что касается до самого обладателя этих миллионов, так он нисколько и ничем не похож на высших российских первогильдейцев нынешнего времени. Если вы встретите его где-нибудь в том сюртуке, в котором он принимает свою братию – иркутских богачей, то, право, вы сочтёте его за мелочного торговца мылом и сальными свечами…. В эту минуту растворилась калитка ворот, из которой вышел старик с давно уже не бритою бородою, в засаленном сюртуке неопределённого цвета. Старая пуховая остроконечная до бесконечности измятая шляпёнка торчала на голове, осенённой длинными поседелыми волосами, шейный чёрный платок и жилет, бывший когда-то полосатым, рекомендовались неподдельною древностью…. Этот человек имел физиономию серьёзно угрюмую…. …. Однако вы не судите строго этого почтенного гражданина по его наружности… Он человек заветных правил, со старыми русскими повериями. Он не бросал и не бросает денег на щегольство, на роскошные праздники, даже на модное воспитание детей своих, которые растут у него за этими решётками как бальзаминчики. Он говорит, были бы у них деньги, а то будут умны и уважены. Оно и правда… Он, как и другие наши богачи иркутяне, иногда делает добро мелким торгашам, предоставляя им небольшие спекуляции в своих торговых оборотах и этим по возможности поправляет их состояние….».

Воспитанные в таких строгих моральных традициях и устоях, наблюдая за богоугодными делами родителей, которые те делали на благо городского общества, дети купцов Медведниковых, становясь взрослыми,  продолжали благотворительные традиции отцов.

П. Ф. Медведников финансировал строительство  большой пятипрестольной каменной церкови во имя Успения Богоматери. Отлил на свои средства колокол на Владимирскую церковь, вместо треснувшего. Успенскую церковь Прокофию Фёдоровичу помогал строить его сын А. П. Медведников, который «пожертвовал на внутреннее убранство иркутской Успенской церкви 25 тысяч рублей, а также снабдил храм достаточной утварью и ризницей» (Калинина И. Православные храмы Иркутской Епархии. Иркутск, 2000. С. 478).  [Успенскую церковь закрыли в 1930 г., а через год её взорвали. В настоящее время на  месте храма разбит сквер].

Стремление к благотворительности у Ивана Логиновича, сына Л. Ф. Медведникова, зародилось с детства. Его мать, Елизавета Михайловна Медведникова (урождённая Красногорева), рано осиротела и воспитывалась чужими людьми, познав все тяготы сиротства. Не случайно она мечтала построить приют для девочек-сирот, где бы они могли содержаться и учиться. Выполняя волю матери, после её смерти, её сыновья Иван Логинович и Логин Логинович Медведниковы построили первое в Сибири женское учебное заведение -  Сиропитательный дом им. Е. М. Медведниковой. Для содержания дома был учреждён банк, на проценты от размещённого там капитала и содержались воспитанницы.

Иван Логинович обеспечил банк начальным капиталом, разместил его в собственном деревянном доме. Позднее банк купил у купцов Трапезниковых большой двухэтажный каменный дом. За учреждение банка и открытие Сиропитательного дома И. Л. Медведникову было присвоено звание Почётного гражданина города Иркутска.

Жена Ивана Логиновича, Медведникова А. К. решила на свой капитал основать в Иркутске богадельню по содержанию немощных престарелых мужчин и женщин. «Бывший иркутский голова Владимир Платонович Сукачев уговорил Медведникову открыть в городе Иркутске не богадельню, а больницу для хронических больных. На устройство больницы для хроников и на пособие бедным госпожа Медведникова пожертвовала 600 тысяч рублей. Она предлагала построить двухэтажное каменное здание, на первом этаже устроить церковь во имя Иверской Божьей Матери» (http://www.angaramed.ru) Для того, чтобы построить на свои пожертвования какое-либо учреждение для нужд города, необходимо было обратиться к властям за разрешением на это. Не каждому желающему было позволено производить благотворительные пожертвования.

Если вспомнить истоки благотворительности на Руси вообще, можно убедиться, что власть в дореволюционной России высоко ценила меценатов и благотворителей, жертвующих капиталы на нужды общества, награждая их титулами, орденами и медалями. Например, Императорский и Царский Орден Святого Станислава жаловался за воинские подвиги и государственную службу, и также предусматривалось его вручение за благотворительную деятельность.

 В общем порядке старшинства Российских Императорских Орденов Орден Св. Станислава следовал за Орденом Св. Анны. Ещё одна награда – орден Св. князя Владимира, учреждённый  Императрицей Екатериной II в день двадцатой годовщины своего восшествия на престол  (22 сентября 1782 года), был   назван в честь великого князя Владимира Киевского, приложившего немало сил для расширения и укрепления Древней Руси, во время княжения которого Русь приняла христианство. Этой награды удостаивались не только военные, но и гражданские чины. С каждого пожалованного орденом Св. Владимира взимался единовременный денежный взнос.  Из этих взносов составлялся денежный капитал каждой степени, который использовался только на богоугодные и благотворительные цели.

Кроме того, благотворителей награждали медалями «За полезные обществу труды», «За особые услуги», и присваивали им звания Почётных дворян и потомственных Почётных граждан. Списки таких людей публиковались в печати, а их имена зачастую становились известны не только на родине, но и за рубежом. Можно сделать вывод, что благотворительность была изначально выгодна зажиточным гражданам, содействовала их продвижению по служебной лестнице, приносила почёт и уважение общества.

За благотворительные дела Иван Логинович Медведников был награждён золотыми медалями «За полезное» на Анненской ленте и «За усердие» на Андреевской ленте. Он являлся также Кавалером орденов Св. Анны 3-й степени, Св. Владимира и Св. Станислава 2-й степени. Улицу, на которой находился дом Медведниковых, стали называть Медведниковской.  Ныне – улица Халтурина. О благотворительности иркутского купечества существует немало различных мнений. Как пишет иркутский историк  В. П. Шахеров:

«… Предприимчивость и пытливость не только забрасывали их в отделённые уголки Сибири, но и нередко заставляли принимать на себя не свойственные им функции мореходов, переводчиков, дипломатов, исследователей края. Надо отдать купцам должное – в большинстве случаев они неплохо справлялись со своими новыми ролями. Многие при этом проявляли широкий кругозор, государственное мышление, гражданскую ответственность…. На становление капиталов в Иркутске, несомненно, влияла роль города как крупнейшего административного, товарораспределительного и культурного центра огромной территории от Енисея до Тихого океана. Через Иркутск осуществлялась торговая и дипломатическая связь с Монголией, Китаем, другими странами Тихоокеанского региона.

Отсюда направлялись артели промысловиков на острова Тихого океана и Аляску. Именно в Иркутске была учреждена Российско-Американская компания, ставшая монопольным хозяином тихоокеанских промыслов…. Далеко не каждый купец мог считаться предпринимателем. Не всем были присущи деловые качества, трезвый расчёт, готовность рисковать и начинать новое дело. Не каждый купец мог осознавать себя частью городского общества и жить его интересами. Воспринимая своё богатство как своеобразную награду и испытание свыше, лучшие представители купечества стремились часть его использовать для общественных нужд, рассматривая это как своеобразную плату за собственный успех. Приобретая со временем профессиональные навыки, чувствуя … экономическую мощь своих капиталов, купцы вырабатывали в себе новую систему нравственных ценностей. В основе её лежало понятие «купеческая честь», т. е. свод правил, регулирующих поведение купца в различных ситуациях и определяющих основные моральные качества. В обществе таких людей  нередко называли «совершенный купец»…. Его имя и деяния оставались в памяти горожан, передаваясь из поколения в поколение. Для таких купцов нормой жизни становилось активное участие в благотворительных делах… Разумеется, не следует идеализировать купеческие нравы… того времени. Были и такие купцы, которые богоугодными делами стремились отмолить грехи за не всегда праведным путём нажитые богатства» (Шахеров В. Иркутск купеческий. 2006. С. 4, 127-128).

Может быть, поэтому городские власти, давая разрешение на отведение земли под постройку купцами «богоугодного заведения», учитывали не только платёжеспособность их капиталов, но и мнение о них в обществе. Купеческие династии Сибиряковых и Медведниковых славились своими делами на благо общества, поэтому Иркутская городская дума вынесла решение о принятии  пожертвования  А. К. Медведниковой и о строительстве в 1897 г. больницы на эти деньги. Единственной личной просьбой купчихи было пожелание назвать лечебное заведение её с супругом именем «Иркутская больница для хронических больных коммерции советника и почётного гражданина города Иркутска Ивана Логиновича Медведникова и жены его, Александры Ксенофонтовны Медведниковой». «Комиссия городской Думы осмотрела земельные участки в городе и выбрала участок на правом берегу Иркута в сосновой роще против шпренгельского моста. Участок под больничный комплекс площадью в 6 тысяч квадратных сажен, или 63 га, был утверждён на заседании Думы под отвод, и на этом заседании приняли и Устав заведения… Как только состоялось это утверждение (26 февраля 1898 года), так сразу городскому архитектору Алексею Ивановичу Кузнецову поручили разработать проект больницы, а после утверждения проекта, 26 августа 1898 года, он же, Кузнецов, был утверждён и наблюдателем за работами, особенно по устройству отопления, освещения, водоснабжения, вентиляции и сантехнических приспособлений, из чего видно, что внимание к человеку, к его удобствам и нуждам не было пустым звуком.

Председателем комиссии по утверждению проекта был врач А. ф. Красиков, а членами комиссии Э. В. Оглоблин, А. Ф. Похоруков, И. Р. Кравец, и. Е. Замятин, А. С. Ковров. Подряд на строительство взяли представители  фамилий хорошо известных в Иркутске – Курбатов Н. В. и Русанов Г. И.

Расчёты на строительство составили:

Стоимость здания – 128 400 руб.
Каменные и деревянные службы, где должны были разместиться кухня, помещение для прислуги, прачечная – 2674 руб.
Ледник – 1200 руб.
Часовня – 305 руб.
Заборы – 3000 руб.
Водокачка с водопроводом – 14500 руб.

Всего: 150 079 рублей.

К лету 1899 года очистили от леса 500 кв. сажен земли, усыпали участок речной галькой, поставили ограждающие  заботы, прорубили просеку и прорыли канавы как защиту от пожаров. Осенью 1899 года Алексей Иванович Кузнецов доложил, что уже забучен фундамент, уложен цоколь, наложены связи в стены, вытесаны карнизы и пояски, сделаны своды над вестибюлем, положены основания под лаги пола» («Ангара» - светлый курорт Приангарья / Н. А. Холмогоров, Р. Я. Шарипов. Иркутск. 1997. С. 30-32).

Управление больницей осуществлялось в соответствии с иерархической лестницей: попечитель, который выражал волю завещателя и городской власти, смотритель – исполнял эту волю, врач-директор и администратор – следили за порядком и лечением больных. Попечителями являлись в разные периоды времени – Концевич И. И., Болотов А. Д., Метелев Я. Е., Ясинский С. Л. Смотрителями были: Могилёв И. В., Шестаков Л. Г. Первые врачи-директора – Кулигин И. П., Попов А. Ф., Флоренсов А. Н. Фельдшеры – Волевич Ф. Х., Луньков В. А. Была при больнице и церковь. Сохранилось имя священника – Михаил Владыкин.

Открытие  больницы для хронических больных коммерции советника и Почётного гражданина Ивана Логиновича Медведникова и жены его Александры Ксенофонтовны Медведниковой состоялось 14 января 1901 года. Здание больницы освятил архиепископ Тихон. На торжестве присутствовали городской голова, врачебный инспектор и гласные городской Думы. В этом же году 10 июля при больнице освящается церковь.

    

С 25 июня 1907 г. при Медведниковской больнице, как её стали называть, открывается амбулатория, которая ведёт ежедневный приём с 9 до 12 часов дня. В Уставе иркутской больницы, согласно воли жертвовательницы, был пункт, по которому ни один больной не мог быть выписан из больницы, помимо на  то его согласия, за исключением случаев нарушения правил больничной дисциплины. Этот пункт свёл больницу на положение богадельни. За 10 лет в больнице находилось на лечение всего 696 человек, ими проведено 139 315 койко-дней, следовательно, каждый больной в среднем пролежал в больнице 200 дней. Были больные, которые лежали с момента организации больницы. Больничная летальность в среднем составляла 50%, что объясняется тяжестью заболеваний… Из-за постоянной занятости больными штатных коек, приём в больницу был затруднён… «Отказы в госпитализации были не только по причине отсутствия мест, но и по другим мотивам, в частности, отказано двум больным…за силою статьи 10 Устава больницы, как лицам не христианского исповедания; чрезвычайно яркое и уродливое для больницы явление, отмечающееся мной ежегодно», - писал в своём отчёте старший врач больницы А.Н. Флоренсов.

Иркутская городская Дума, оценив благодеяние благотворительницы, приняла решение присвоить А. К. Медведниковой звание Почётной гражданки г. Иркутска. Это была первая женщина города, удостоенная столь высокой награды.

Интересный факт: «… с пятимиллионного завещания государством был взыскан налог в 152 тысячи рублей, но города Москва и Иркутск затеяли судебную тяжбу против такого грабежа и выиграли дело. Сам министр финансов С. Витте велел возвратить отобранные деньги»  (Забытые имена. Медведниковы / Станислав Величко // http://www.pravbolnitsa.ru/1/7/7.html).

«Всю гражданскую войну больница оставалась больницей, только иногда из небогатого её инвентаря реквизировали бинты и лекарства, тем более, что больных становилось всё меньше и меньше. Поскольку никаких процентов от банка уже не поступало. Как таковая больница функционировала до 1924 года, а затем здесь разместили туберкулёзный диспансер – так как туберкулёз после гражданской войны стал серьёзной проблемой» («Ангара – светлый курорт ….». С. 36).

В 1931 г. в г. Иркутске местными партийными органами было принято решение на базе Медведниковской больницы открыть физиотерапевтический институт. С этого момента началась история курорта «Ангара».

 С 1932 г. институт принял первых пациентов. Возглавить работу предложили Я.З. Штамову, выпускнику медицинского факультета Томского университета (1911 год), имеющему к тому времени богатый опыт организации бальнеологических здравниц.

Было выбрано удачное местоположение института – Кайская гора, где находилась больница для хронических больных, пользовалась популярностью у иркутян, и была местом их отдыха. Хвойный лес, дающий чистый воздух, близость к реке, возможность приплыть на лодках за ягодой и цветами – всё это было востребовано у горожан и гостей Иркутска.

«В момент организации ФТИ получил в свое распоряжение давно не ремонтированное здание, шесть дачных помещений летнего типа, 265 тысяч безвозвратной ссуды и почти полную свободу действий.

В газету "Власть труда" Штамов дал объявление, что вновь организованный институт купит у населения старую красивую мебель, фарфоровые сервизы, зеркала, оборудование, и, действительно, приобрести нужного имущества удалось на много тысяч рублей…

В деревне Мамоны, за Иркутом, ФТИ арендовал десять гектаров земли, на которой за лето выращивали до шестнадцати тонн картофеля и до тридцати пяти тонн овощей. Институт построил свою оранжерею и теплицу, и во всех палатах, практически в любое время года, стояли свежие цветы. Для более разнообразного меню институт завел несколько дойных коров, и там же, в Мамонах, держали кур, цыплят и небольшое стадо свиней.

Популярность института быстро росла, и это хорошо просматривается по количеству реализуемых в разные годы путевок» («Ангара — светлый курорт…». С. 40).  Институт имел даже свою пасеку! Была открыта библиотека, которая заняла место бывшей церкви. Лечение в ФТИ проходили, в основном, партийные работники, военные, промышленники, колхозники.

 

 

Курорт  «Ангара» в период Великой Отечественной войны и

в послевоенные годы

Когда началась Великая Отечественная война, ФТИ был преобразован в госпиталь. В годы войны Иркутский облздравотдел возглавил  К. И. Романов, бывший директор мединститута. Отделом эвакогоспиталей руководили, сменяя друг друга, В. Н. Прокушев, А. А. Попов, М. Я. Ясинецкая. Эвакогоспиталям оказывалась лечебная, научная и консультативная помощь со стороны сотрудников Иркутского мединститута.

Консультантом-психоневрологом был профессор Х. Г. Ходос, консультации  по отолорингологии окахзывал И. М. круковер, по офтальмологии – З. Г. Франк-Каменецкий, по урологии – И. Л. Меерович. Стоматолог С. Н. Левенсон, рентгенолог В. Х. Коган также оказывали консультации по мере необходимости.

О. Горощёнова в своей работе «Военврачи сороковых годов…» (Земля Иркутская. 2005. № 1) собрала уникальный материал по истории эвакогоспиталей Иркутской области. Она пишет, что «..всего в Иркутске за период Великой Отечественной войны дислоцировалось 28 госпиталей с различными профильными отделениями…. Кроме того, по предварительным данным, с 1942 по 1945 г. в здании школы № 80 находился госпиталь-распределитель, куда направлялись фронтовики сразу после приезда в Иркутск. Оттуда их развозили по профильным отделениям. …. Размещались госпитали чаще всего в учебных заведениях….» (Горощёнова О. С. 33-34).

В годы войны Иркутский облздравотдел возглавил К. И. Романов, бывший директор мединститута. Отделом эвакогоспиталей руководили, сменяя друг друга, В. Н. Прокушев, А. А. Попов, М. Я. Ясинецкая. Эвакогоспиталям оказывалась лечебная, научная и консультативная помощь со стороны сотрудников Иркутского мединститута. Консультантом-психоневрологом был профессор Х. Г. Ходос, консультации  по отолорингологии окахзывал И. М. круковер, по офтальмологии – З. Г. Франк-Каменецкий, по урологии – И. Л. Меерович. Стоматолог С. Н. Левенсон, рентгенолог В. Х. Коган также оказывали консультации по мере необходимости. Помимо Иркутска, эвакуационные госпитали были развёрнуты в Зиме, Нижнеудинске, Слюдянке, Тулуне, Усолье-Сибирском, Свирске. Черемхове, в посёлках алзамай (Нижнеудинский район) и Квиток (Тайшетский район). Осенью 1941 г. в иркутской области были приведены в готовность 37 госпиталей на 9500 коек, в 1942 г. количество койкомест было доведено до 10 4000.

При организации госпиталя соблюдался принцип профилирования. Его оборудовали соответствующей аппаратурой, набирали необходимый штат сотрудников. Постоянно ощущался недостаток в узких специалистах – хирургах, физиотерапевтах, рентгенологах. Оснащение госпиталей происходило в основном за счёт запасов мирного времени. Конечно, этого не хватало. Собирали медикаменты, перевязочные материалы из эвакуированных учреждений, с помощью местных общественных организаций, частично из госбюджета.

Представить повседневную тяжёлую  работе медперсонала госпиталей позволяет книга А. Г. Шантурова и Г. М. Гайдарова «Иркутский государственный медицинский институт в годы Великой отечественной войны» (Иркутск. 2005), название которой говорит само за себя. Описываются методы лечения раненых - физиотерапия, грязелечение, парафинолечение, психотерапия.

Госпиталь № 934 вначале планировали разместить в здании детского сада, но затем определили его местоположение в сосновом бору в здании ФТИ. Специализированным профилем Госпиталя № 934 была общая хирургия, нейрохирургия и санаторное долечивание. Медицинские работники института обучались пользоваться противогазами, оружием. Была оборудована операционная комната. Сотрудницы госпиталя носили военную форму. Мужской персонал института почти весь ушёл на фронт. В первый год войны раненых прибывало всё больше и больше. За ними ухаживали студенты мединститута, фабричные девчонки, школьники устраивали для раненых концерты.  Начальником госпиталя был назначен И.А. Павлов, который специализировался на операциях по поводу осколочных ранений. Из воспоминаний рентгенолога  ФТИ Валентины Константиновны Волостняковой:

"Я четыре года, всю войну, и день, и ночь - все время в госпитале, даже не помню толком и дом свой. Сын рос рядом, а у меня все снимки и снимки на рентгене. А И. А. Павлов мне говорит: "Давай, Валентина, смотри, металл давай, металл, есть совсем маленькие осколки". А у меня всякое случалось - то пленка по качеству не та, то в поле зрения не попали, глаза устают, попробуй там найди точку с булавочную головку. И в этой проекции снимешь, и в той, а раненые часто на рентгене прямо на носилках лежат - они еще и ходить-то не могут. Я все досконально просматриваю, снимаю и Павлову отдаю, а уж он достает этот металл и все твердит: "Давай, Валя, металл давай..." А у самого уже целый мешочек пуль деформированных, рваных осколков - он их коллекционировал, изучал проникновение, заживление ран. Раненые свои осколки на память увозили…» («Ангара» —  светлый курорт»... С. 52).

Военным медикам Павлову И. А. и Бухарову А. П. (был начальником госпиталя после Павлова) было присвоено звание майора. Впоследствии на зданиях, где располагались эвакогоспитали, были прикреплены памятные мемориальные доски.

На первом корпусе курорта "Ангара" по решению Иркутского горисполкома № 18/498 от 29.08.1983 была размещена мемориальная доска из белого мрамора с выгравированным текстом: "В этом здании в период Великой Отечественной войны с 1941 по 1945 гг. размещался военный госпиталь № 934 в/ч п/я869".

После Победы в 1945 г. оставшихся раненых перевезли в стационарные госпитали. В первые послевоенные годы институт работает как лечебно-санаторное учреждение. С 1952 г. институт получает статус санатория. Требовалось решать много проблем - обеспечение оборудованием, кадрами, даже посудой. Проводятся поисково-изыскательские работы по выявлению наличия минеральной воды, которые дали положительные результаты. В установленных на территории санатория скважинах № 110 и № 223 была обнаружена лечебная минеральная вода. В 50-е годы в физиотерапевтическом санатории вводится лечебный массаж, лечебная физкультура, кислородная терапия, диетическое питание. Совершенствуется медицинская аппаратура. Используются минеральные рассолы. Для отдыхающих действует библиотека, проводятся экскурсии, работает почта, парикмахерская, служба услуг заказов билетов; улучшается быт - подведено горячее водоснабжение. В санатории организуется оздоровление участников ударных строек. За участие в оздоровление строителей Братской ГЭС, 11 сотрудников санатория были награждены знаком "Строитель Братской ГЭС". В 60-х годах строятся новые корпуса курорта. На базе минеральных источников функционирует водолечебница, которая в то время представляла собой небольшой деревянный корпус на 9 ванн.

В 1956 г. санаторий перешёл в ведение ВЦСПС и стал здравницей профсоюзов.

С 1967 г. ФТС подчинён Иркутскому областному совету по управлению курортами профсоюзов и переименован в курорт "Ангара". "Ангара" становится крупной бальнеологической здравницей республиканского значения. Сюда приезжают со всей страны.

В 1982 г. 31 августа состоялось открытие музея курорта. В 1979 г. было открыто отделение для реабилитации больных, перенёсших острый инфаркт миокарда. Его оснастили современной аппаратурой. С октября 1986 г. на курорте стала работать кафедра физиотерапии и курортологии Иркутского государственного института усовершенствования врачей. Возглавил её доктор медицинских наук, профессор А. А. Федотченко. Наряду с педагогической деятельностью сотрудники кафедры проводили научные исследования в области физиотерапии и курортологии. В 1992 г. курорт получает статус закрытого акционерного общества, управление которым осуществляется через совет директоров и общее собрание акционеров. Исполнительную и хозяйственную деятельность осуществляет правление во главе с генеральным директором - главным врачом, которое в свою очередь, подчиняется совету директоров.

Ныне клинический курорт «Ангара» – многопрофильное лечебно-профилактическое учреждение, осуществляющее санаторно-курортное лечение и реабилитацию больных, страдающих заболеваниями пищеварительной, эндокринной, сердечно-сосудистой, нервной систем, терапевтической и гинекологической патологией. В бальнеологии используется природная рассольная хлоридно-натриевая минеральная вода с небольшим содержанием сероводорода, применяется и минеральная питьевая лечебно-столовая вода. Кроме того, окружающий курорт сосновый лес также оказывает благотворное лечебное влияние. Наряду с ваннами применяется гидротерапия, лечебный душ и гидромассаж. С 1995 г. работает грязевое отделение с гинекологическим, проктологическим и урологическим отделениями. Используется привозная иловая сульфидная грязь озера Нуха-Нур Баяндаевского района. На базе курорта проводятся научные исследования, внедряются новые методики лечения.

Имена врачей в истории курорта «Ангара»

Среди врачей Медведниковской больницы  выделяется имя Флоренсова Александра Николаевича (1873-1934). Он стал основателем целой династии иркутских врачей и учёных. Александр Николаевич родился в селе Введенщина под Иркутском в семье священника. После окончания Иркутской духовной семинарии поступил в Томский университет на медицинский факультет, который закончил в 1901 г.

Свою трудовую деятельность начал в селе Лиственничное врачом-гинекологом. В книге, посвящённой учёному Н. А. Флоренсову, сыну А. Н. Флоренсова, о своём дедушке  - враче Александре Николаевиче, -  приводит сведения О. Н. Флоренсова: «Несколько поколений наших предков служили в сибирских церквях…. Дед мой….нарушил эту традицию, поступив в Томский университет…  Ещё в студенчестве он увлёкся музыкой, великолепно играл на виолончели и гитаре, дирижировал студенческим симфоническим оркестром и пел в церковном хоре. С тех пор виолончель стала его постоянной спутницей…. Дед до конца жизни не оставлял своей виолончели, и часто, обычно по субботам, в квартире собирались музыканты и ночь напролёт играли… Кроме музыки, дом был наполнен книгами, которые покупала бабушка Евгения Каллистратовна в магазине Макушина и Посохина по мере их поступления, собирала детскую «золотую библиотеку», дарила книги подрастающим детям… Книги читались и обсуждались всей семьёй….

Всё это создавало особую обстановку: дух чтения и музыки, этих естественных спутников жизни, которые входили в дом органично, а не навязывались, были необходимы, как хлеб….» (Николай Александрович Флоренсов. Новосибирск, 2003. С. 109). Ставились и семейные домашние спектакли.

В 1905 г. несчастный случай, происшедший с Александром Николаевичем при исполнении им своих служебных обязанностей, повлёк за собой переезд из Сибири в Евпаторию. Отправляясь из Листвянки в Танхой за противодифтерийной сывороткой, доктор поскользнулся на ледяной тропе Байкала, травмировав правое колено, в результате чего у него развился костный туберкулёз. Для лечения семья переехала в г. Киев. Однако ногу пришлось ампутировать.

В 1910 г. Флоренсовы возвратились в Иркутск, поскольку Александр Николаевич прошел по конкурсу на должность врача-директора Иркутской Медведниковской больницы для хроников, где работал до 1924 г. Его четвёртый  ребёнок – Николай Флоренсов, родился в Киеве (1909). Став впоследствии известным учёным-геологом, Н. А. Флоренсов всегда считал себя сибиряком, иркутянином, так как в Иркутске прошло всё его детство и юность.

Вначале семья жила в полуподвальном помещении Медведниковской больницы, впоследствии – в деревянном доме на ул. Горького. С 1924 по 1934 г. Александр Николаевич Флоренсов -  врач-отоларинголог центральной поликлиники г. Иркутска (сейчас это поликлиника № 2 Кировского района). Его жена - Евгения Калистратовна, закончила в Санкт-Петербурге Высшие Бестужевские курсы по специальности акушерка, была помощницей мужу. Дети и внуки продолжили врачебную династию. Кроме врачей, среди них есть и учёные.

Среди медицинского персонала курорта «Ангара» выделяются имена людей, чей вклад в развитие курорта просто неоценим. В первую очередь – это имя первого директора ФТИ Штамова  Якова Захаровича. Штамов занимался организацией санаториев с физиотерапевтическим, гидропатическим и механотерапевтическим отделениями на базе медфака Томского университета и здравниц "Озеро Карачи", "Озеро Шира".  Создал Томский физиотерапевтический институт. В 1921 г. удостоен звания Героя труда. В 1923 году за свой труд Я. З. Штамов был награждён Орденом Трудового Красного Знамени, который ему вручил сам М. И. Калинин. С 1930 г. Штамов возглавлял санаторий «Усолье», его филиал «Жердовский санаторий» в селе Жердовка. С 1932  по 1937 Штамов возглавляет второй в Сибири физиотерапевтический институт в Иркутске. Родился Яков Захарович в 1885 г. в г. Бийске в зажиточной еврейской семье. Его сестра, Штамова Сарра Захаровна, была матерью Терпугова Александра Фёдоровича (родился в Томске в 1939 г.), ставшего впоследствии профессором, доктором физико-математических наук, заслуженным деятелем науки РФ.

Штамов Я. З. стал известен как врач и организатор сибирских здравниц. На фотографиях  30-х годов запечатлён человек с красивым, волевым лицом, вьющимися волосами, ясным взглядом больших выразительных глаз. В воспоминаниях Л. Тамм «Записки иркутянки» (Иркутск, 2007. С. 394-395) есть строки о нём и о  буднях физиотерапевтического института того времени:

«Дача Штамова находилась во дворе физиотерапевтического института. Он располагался на территории современного курорта «Ангара»…. К общим известным методам лечения нервных заболеваний и он [Штамов], и созданный им коллектив прикладывали душу и огромный опыт.В палатах больных была создана почти домашняя обстановка, всюду цветы, на стенах картины. И сам режим был не давящим, а свободным. Если позволяло здоровье, больным разрешалось во время «мёртвого часа» и после отбоя не ложиться спать, а гулять в сосновом бору. Этот бор был хорош в любое время года… Он приглушал городские шумы, рождал чувство покоя и умиротворения. Волейбольная и городошная площадки снимали у одних больных нагулянный жирок, у других вызывали аппетит, потерянный в тревожных буднях. Хороша была и столовая. Столы покрывали белоснежные скатерти… Больные могли накануне познакомиться с дежурными блюдами, и если что-то не устраивало, заказывали себе другое блюдо без всякой дополнительной оплаты. Суп разносили в больших супницах, и можно было самому налить любую порцию. Всё как дома, никакой казёнщины, никакого налёта лечебного заведения.

В этом институте человек, измотанный трёхлетней Гражданской войной, интервенцией, голодом, тяжёлым латанием израненного народного хозяйства, ударенный перегибами коллективизации, оглушённый бешеными темпами индустриализации, за один месяц пребывания приходил в себя, выходил здоровым, набравшимся сил.

Сам Штамов жил в небольшом домике в глубине лесопарка. Вот сюда-то и приходили по выходным и супруги Ильичевские, и многие руководители краевых отделов поговорить в дружеской обстановке о насущных проблемах, зарядиться энергией профессора и его гостеприимной жены.

Знали бы они, что эти дружеские посиделки сыграют в их жизни роковую роль! Как гром среди ясного неба разнеслась по всем этажам крайкома партии весть: сегодня ночью на даче Штамова арестованы участники крупной контрреволюционной  организации, которая много лет занималась вредительством, шпионажем, готовила государственный переворот…». Далее Л. Тамм пишет: «Вскоре меня перевели на работу в Читу. Здесь я узнала, что профессор Штамов был оправдан, но накануне освобождения из тюрьмы, не зная об этом, повесился на оконной решётке. Погиб большой учёный, замечательный врач, человек большой души» (Там же. С. 397). Имя Якова Захаровича Штамова занесено в «Книгу из памяти жертв политических репрессий Восточной Сибири (Советский период).С-Я. Иркутск, 2007. С. 472. Краткая запись в книге гласит: «Штамов № 4458 Яков Захарович. 1885 г. р., Ур. Г. Бийск Алтайского кр., ж. г. Иркутск, директор ФТИ, высшее, б/п, еврей. Ар. 07.37 г. по ст. 17, 58-1а, 2, 7, 8, 9, 11. Умер 28.12.39 г. в Ирк. тюрьме. Реабилитирован пост. ВП Заб.ВО от 11.04.57 г.» После смерти Штамова ФТИ возглавлял Присадко М. Ф., о котором практически не сохранилось сведений. В книге Холмогорова Н. и Шарипова Р. «Ангара» - светлый курорт Прибайкалья» (Иркутск, 1997) приведены списки врачей и других медработников, работавших в ФТИ и современном курорте «Ангара» с 1932 по 1953 гг.

Холмогоров Николай Анатольевич – нынешний Генеральный директор ЗАО Курорта «Ангара», заслуженный врач РФ, родился в Забайкалье в пос. Горный Зерентуй  Читинской области.  Учился в Иркутском государственном медицинском институте и Московской академии труда и социальных отношений, которые успешно окончил. Работал в медицинских учреждениях Усолья-Сибирского, с 1987 по 1990 возглавлял пансионат «Мальтинский».

С 1991 г.  руководит крупной многопрофильной здравницей Иркутской области – курорт «Ангара». Под его руководством создан перспективный санаторно-курортный комплекс, оснащённый современным медицинским оборудованием. С ним рядом трудится коллектив единомышленников, который видит свою задачу в сохранении и поддержании здоровья человека, иркутянина и приезжего гостя города.

Соавтор Николая Анатольевича Холмогорова по книге о курорте Роман Яковлевич Шарипов много лет работал в должности директора бюро по реализации путёвок. Он окончил Восточно-Сибирский государственный институт культуры по специальности культурно-просветительская работа. С 1975 г. – зам. главного врача курорта «Ангара». С 1994 г – возглавляет бюро путёвок. Его  коллеги говорят, что «… делом Романа Шарипова оставалась забота о душе человеческой… Вечера отдыха, встречи с интересными людьми, лекции, выступления артистов и коллективов самодеятельности, выезды на Байкал и в театр…. Народ жаждал просвещения, и задачей зама по культуре было обеспечить всё это на должном уровне. И обеспечивал спокойно, без суеты – всё по порядку, всё с душой….» («Ангара» — светлый курорт…». С. 121).

Иркутский краевед И. И. Козлов вспоминает: «Была у нас тогда одна общая и экзотическая страсть – мы оба любили косить траву. Раз в году, летом, он к своим, а я к своим – мы уезжали на покос. А бывало, иногда по договору с курортным начальством, выкашивали высокий травостой там, где это следовало по содержанию территории, а потом обменивались впечатлениями, как заядлые болельщики футбола или хоккея. Косьба – впечатляющий и здоровый вид спорта…» (см. там же). Роман Яковлевич и  бывший главный врач курорта О. Е. Ульянов  создали первую книжку о лечебнице «Курорт «Ангара» (Иркутск, 1982). С Н. А. Холмогоровым Шарипов продолжил собирать информацию по истории курорта.

 

 

 

Признания в любви курорту «Ангара»

«Осень, чудная пора

На курорте «Ангара».

Плавно падают листочки,

Белки прячутся за кочки,

Их курортники ласкают

И орешками снабжают.

Смотрят с завистью детишки,

Как уносят белки шишки.

Голые вокруг берёзы,

Чуть прихвачены морозом,

Липа шепчется с сосной:

Ранней встретимся весной….»

(Е. Н. Родина, заслуженный врач Р.Ф.,

кандидат медицинских наук, «На курорте «Ангара»)

Современный курорт «Ангара» входит в десятку лучших российских здравниц. Курорт сохраняет свою главную традицию – возвращать здоровье людям, и отдыхающие, проходящие лечение в иркутской здравнице, отвечают взаимностью курорту в своих отзывах о нём.

Писательница Нелли Матханова писала в 2006 г. : «Мы привыкли доверять знаменитым курортам: Сочи, Ессентуки, Кисловодск - с их уникальными минеральными источниками и грязями, высокой санаторной культурой. Но сейчас пришли иные времена. Поездка на южные курорты стоит намного дороже, чем турпутёвки в Турцию, Италию, Египет и полюбившийся многим сибирякам жаркий и экзотический Таиланд.

Туристские поездки хороши, когда нет проблем со здоровьем. А если есть? Оказывается, в областном центре на реке Иркут расположился санаторий «Ангара», где вы отдохнёте и где вас капитально подлечат.

Ухоженный красивый парк, где вольно живут белки, ждущие от вас подарков - кедровых орехов. Какими счастливыми становятся лица детей и пенсионеров (они буквально молодеют на глазах), когда с рук кормят пугливых недоверчивых зверушек. Ухоженные дорожки и тропинки, клумбы цветов, к которым прикоснулась рука дизайнера, и чистый, настоянный на хвое воздух. Благодарная целебная тишина, которую иногда разбивают весёлые крики детей. В санатории «Ангара» никому не отказывают в помощи: здесь лечатся дети, ветераны, инвалиды, больные, перенёсшие инфаркты, инсульты, а также тяжёлые операции.

Недавно открылся корпус для долечивания беременных женщин групп риска. Декретный отпуск ещё впереди, а молодые будущие мамы отдыхают на курорте….».

Сотрудникам Муниципального учреждения культуры «Централизованная библиотечная система г.  Иркутска» (МУК «ЦБС») также довелось отдыхать и проходить лечение в «Ангаре». Вот отзыв бывшего директора ЦБС, ветерана библиотечного труда, Заслуженного работника культуры РФ  Горбуновой Валентины Михайловны:

«Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло…. Весной 2002 г., ещё будучи в должности директора МУК «ЦБС г. Иркутска», после операции, я попала на реабилитацию на курорт «Ангара». Ранее слышала добрые отзывы о нём, и не только в Иркутске. Вспоминаю, как проходила курс восстановительного лечения – в памяти доброе, внимательное отношение медперсонала. В палате были вдвоём с очень милым человеком – Зоей из Усть-Орды.  Хорошего настроения прибавляли прогулки,  после оздоровительных процедур, по аллеям сосновой рощи. Гуляешь, наслаждаясь её целебным ароматом. Изюминкой этих прогулок было общение с белочками. Эти милые, шустрые «попрошайки» без стеснения, откуда ни возьмись, прыгали на ладони, на плечи, выпрашивая лакомства – орехи, семечки и прочее угощение отдыхающих. Оно у нас было наготове. Так мы забывали о весенней непогоде, о болезнях… А 2-го мая, к удивлению и радости нашей,  выпал  снег – белейшей чистоты».

Вот уже несколько лет подряд дети сотрудников ЦБС г. Иркутска, как и других организаций города,  получают возможность отдохнуть и поправить здоровье на курорте «Ангара» по санаторно-курортным путёвкам, оплачиваемым через  соцстрах.

Ребята получают не только заряд бодрости, здоровья, но и учатся здесь дружбе, взаимовыручке, распорядку дня. Активный отдых им организуют вожатые, с которыми в конце сезона ребятам жалко расставаться. Об «Ангаре» ребята пишут не только свои восторженные отзывы, но и серьёзные работы, которые представляют, например,  на научно-практической конференции «Мой город».  В 2010 г. был представлен материал группы учащихся  «Школы-интерната с углублённым изучением музыки» г. Иркутска – «Курорт «Ангара» - больше 100 лет жизни. Какая она?» (Руководитель – Крайнова Л. Н.).

«Ангара», первая лечебница санаторно-курортного вида, которая в 2011 г оду вступила в работу по Программе «Профсоюзная путёвка», на основе которой оказывается льготное предоставление путёвок на санаторно-курортное лечение для членов профсоюзов в бальнеологических лечебницах Иркутской области. Предоставляется скидка в 20 % от розничной цены путёвки.

Иркутская здравница вызывает интерес и как лечебное учреждение, основанное на использовании природных бальнеологических ресурсов, как зелёный островок из соснового леса в черте города, и как частичка истории нашего города. Желаем курорту «Ангара» удачи в добром деле возвращения и восстановления здоровья человека!

 

Литература из фонда отдела краеведческой литературы

и библиографии ЦБС г. Иркутска

 

•        Александров, М. Воздушный тарантас // Записки иркутских жителей / сост., примеч., послеслов. М. Д. Сергеева. -  Иркутск, 1990. - С. 416-418.

•        Буслов, С. П. Медико-географические проблемы территориальных рекреационных систем // Медико-географическое изучение районов Сибири / отв. ред. В. В. Воробьёв. – Новосибирск, 1984. - С. 47-63.

•        Гольдфарб, С. И. Иркутские эскулапы – рассказ о том, кто, где и как лечил горожан. Общество врачей Восточной Сибири в Иркутске // Иркутск, Иркутск… Истории старого города / Гольдфарб С. ; худож. С. Григорьев. - Иркутск, 2007. - С.  -  287-295.

•        Горощёнова, О. А. Военврачи сороковых годов… // Земля Иркутская . – 2005. - №  1. — С. 28-41.

•        Грушко, Я. М. Курорты Восточной Сибири. – Иркутск : Иркут. кн. изд-во, 1961. – 121 с. : ил.

•        Дилис, Ю. Белочки // Мои года. – 2009. - № 33 (15 авг.). – С. 17 : фот.

•        Карта минеральных лечебных вод Иркутской области / Овчинников И. П. [и др.] // Актуальные вопросы восстановительной медицины, курортологии и физиотерапии. 85-летие курорта «Аршан» / отв. ред: Т. П. Сизых, В. И. Сонголов. – Иркутск-Аршан, 2005. – С. 9-10.

•        [Курорт «Ангара»] // Свердловский округ. 60 лет / сост. Михеева Р. Г. – Иркутск, 2004. – С. 110-111.

•        Курорты Восточной Сибири / Боенко И. Д. [и др.]. - Иркутск, 1982. – 224 с. : ил.

•        Малозёмова А. И. Из истории здравоохранения в Иркутской области. – Иркутск :Иркут. кн. изд-во, 1961. – 181 с. : фот.

•        [Медведникова А. К., о ней] // Братющенко Ю. В. Генерал-губернатор Восточной Сибири С. Б. Броневский и его «записки». – Иркутск, 2008. – С. 187.

•        Николаева, Т. Э. В мире духовности : [о семье А. Н. Флоренсова] // Николай Александрович Флоренсов / отв. ред. Н. А. Логачёв. – Новосибирск, 2003. – С. 117-118.

•        Обручев, В. А. Поездка в Нилову Пустынь // Мои путешествия по Сибири / Обручев В. А. – М.-Л., 1948. – С. 29-30.

•        Пономарёва, Н. С. Мемориальные доски и памятники, памятные знаки, скульптуры и образцы техники г. Иркутска. – Иркутск, 2008. – С. 102-103 : цв. фот.

•        Роль органических веществ в минеральных водах / Г. М. Шпейзер [и др.] // Актуальные вопросы восстановительной медицины, курортологии и физиотерапии. 85-летие курорта «Аршан» / отв. ред: Т. П. Сизых, В. И. Сонголов. – Иркутск-Аршан, 2005. – С. 16-18.

•        Сизых, Т. П. Вклад врачебного общества XIX века в изучение минеральных источников в Восточной Сибири / Сизых Т. П., Сонголов В. И. // Актуальные вопросы восстановительной медицины, курортологии и физиотерапии. 85-летие курорта «Аршан» / отв. ред: Т. П. Сизых, В. И. Сонголов. – Иркутск-Аршан, 2005. – С. 31-41.

•        Сизых, Т. П. Роль общества врачей в становлении сибирской бальнеологии          [Электронный ресурс] //   Режим доступа: http://www.sibmedport.ru.

•        Тамм, Л. И. Записки иркутянки. Ч. I-III / сост. и ред. И. И. Терновая. – Иркутск, 2007. – С. 394-397.

•        Ульянов, О. Е. Курорт «Ангара» / О. Е. Ульянов, Р. Я. Шарипов. – Иркутск : Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1982. – 48 с. : фот.

•        Флоренсова, О. Н. О папе: [о семье А. Н. Флоренсова] // Николай Александрович Флоренсов / отв. ред. Н. А. Логачёв. – Новосибирск, 2003. –  С. 109-113.

•        Флоренсов, Н. А. Автобиография // Николай Александрович Флоренсов / отв. ред. Н. А. Логачёв. – Новосибирск, 2003. – С. 121-142 : фот.

•        Холмогоров Николай Анатольевич // Кто есть кто в Иркутске и Иркутской области. – Иркутск, 1999. – С. 249 : портр.

•        Холмогоров, Н. А. «Ангара» - светлый курорт Прибайкалья / Н. А. Холмогоров, Р. Я. Шарипов. – Иркутск : Изд-во ЧП С. Мурзин, 1997. – 127 с. : фот.

•        Чернигов, А. К. Лечебные курорты. Минеральные воды // Иркутские повествования, 1661-1917. В 2 т. Т. 2. – Иркутск, 2003. – С. 313-316.

•        Шантуров, А. Г. Династия Флоренсовых // Иркутские врачебные династии / А. Г. Шантуров. – Иркутск. 2002. – С. 307-323 : фот.

•        Шантуров, А. Г. Иркутский Государственный медицинский институт в годы Великой отечественной войны / А. Г. Шантуров, Г. М. Гайдаров. – Иркутск. 2005. – С. 284-285.

Интернет-ресурсы:

•        http://www.angaramed.ru 

•        http://az.lib.ru/b

•        http://www.sibmedport.ru

•        http://analytics.ex.ru

•        http://images.yandex.ru

Об издании

Электронное издание «Курорт «Ангара» - иркутская здравница: из истории медицинских учреждений города» содержит полнотекстовые и иллюстративные материалы по истории иркутского курорта.

Пособие издано отделом краеведческой литературы и библиографии ЦБС г. Иркутска и посвящено 350-летнему юбилею г. Иркутска.

Материал составлен на основе документов, имеющихся в фонде отдела краеведческой литературы и библиографии ЦБС. Приводится библиографический список литературы и интернет-ресурсов. Хронологический охват печатных документов – книг и статей: 1948-2009.

В тексте использованы фотографии из книги Н.А. Холмогорова и Р.Я. Шарипова «Ангара» —светлый курорт Прибайкалья» (Иркутск, 1997), книги «Николай Александрович Флоренсов» (Новосибирск, 2003), личного архива В.М. Горбуновой и нтернет-ресурсов.

На обложке: фото Н. Грабовского.

Издание предназначено школьникам, студентам, воспитателям, учителям, читателям муниципальных библиотек города, всем интересующимся историей своей малой Родины.

Информация об издателе:

МУК «Централизованная библиотечная система г. Иркутска», отдел краеведческой литературы и библиографии

664047 г. Иркутск, ул. Трилиссера, 32

 63-03-26; 20-98-29

e-mail: cbskr@irk.ru

Составитель: Кустова Е. М.
7.06.2011